Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Поиск в интернете
Поиск по сайту
Подписка на рассылку
Фотостудия "Нега"
Статистика по сайту

Hits
25636768
2507

Hosts
1674832
202

Visitors
2898682
463
3

Из истории г. Онеги

ОНЕГА - один из городов Европейского Севера России и северный край - один из тех, где человек начал заселяться еще до нашей эры.

В свое время, краевед г.Онеги Павел Иванович Носков, в газете «Советская Онега» - «Со дна моря» писал: «Трудно вообразить, что более 3000 лет назад нижняя часть сегодняшнего города была дном моря и под водой находилась территория там, где расположены поселки Рочевской лесобазы, гидролизного завода, лесозаводов 32-33 и лесозавода 34 (пос. Поньга). Вода омывала подножье горы, где была расположена усадьба совхоза «Онежский», территорию нашего поселка «Горный» и уходила к горе «Бревенка» и далее к озеру Хайн, где ее задерживали горы лесного кряжа».

В начале 1970-х годов В.Я.Боровой на страницах газеты «Советс­кая Онега» писал: «О жизни первобытных людей в Онежском крае свиде­тельствуют рисунки, которые древние люди выбивали острым каменным орудием на скалах. Такие рисунки ученые называют петрогрифами. Так, в Онежском заливе Белого моря на прибрежных скалах поморского бе­рега имеется много таких рисунков, сохранившихся до наших дней».

На основе исторических материалов, полученных при раскопках, ясно, что здесь в разное время обитало несколько племен, главным заня­тием которых было рыболовство и охота. Свои орудия они изготовляли из дерева, камня и кости.

В VIII-IX веке, а может быть и раньше, Северный край населяли племена: эсти, корелы, финны, лопари, коми, ненцы или угрофинские племена. Поселения их были в районе лесов, рек и озер.

В период заселения славянами края здесь озера и реки кишели рыбой. Дремучие леса в избытке давали дичь, мех, мед, воск, отборный строевой лес, одинаково пригодный для строительства изб и храмов, ко­раблей и мостов. Предприимчивые и трудолюбивые поселенцы исполь­зовали эти природные возможности.

О чуди упоминает и летопись IX века: «Живет в шалашах, одевает­ся в звериные шкуры, промышляет зверя и птицу, добывает соль, плавит металл из болотных руд и торгует с новгородцами».

С появлением новгородцев местное население уходило на севе­ро-запад или сливалось с пришельцами, ассимилировалось.

Главной притягательной силой для новгородцев была пушнина. Еще в X веке буйная новгородская вольница, которая тесно становилась в бо­ярском Новгороде, водой и сухопутьем проложила первые дороги к бере­гам Белого моря от Лямцы до Кандалакши. Эта часть беломорского по­бережья раньше других была заселена русскими (по сведениям нашего земляка, профессора Петра Михайловича Трофимова, из Прилук).

История не сохранила имен тех далеких предков, что, увязая в бо­лотах и, продираясь сквозь дикие леса или преодолевая бурные порожи­стые реки, пришли однажды к устью реки Онеги и остановились, удив­ленные красотой берегов, поросших корабельным лесом. Новгородцы стя­нули со спин просоленные потом рубахи и, жмурясь от света белесогово-го моря, начали рубить просторные строения для жилья, емкие амбары для «золотой рухляди». Так, в начале 12 века в устье реки Онеги возника­ет первое поселение на месте современного города.

Среди древнейших актов истории сохранилась копия Уставной гра­моты -1137 г. В ней князь Святослав Олегович, приглашенный из Черни­говского удельного княжества на должность выборного новгородского князя, зафиксировал договоренность с епископом Нифонтом о том, в каких количествах и с каких погостов будет выплачиваться на содержа­ние собора св. Софии в Новгороде десятая часть княжеских доходов. Такое обеспечение церкви было определено еще прадедом и дедом Святосла­ва. Среди 28 погостов к современному Онежскому району возможно от­носились четыре: «Туров - погост» (Турчасово?), «У Кеми скора» (Усть-кожа?), «На мори» (г.Онега?) и «У Тудора» (Чекуево?). «На Мори» доход князю шел от солеварения, охоты и рыболовства.

Судя по некоторым историческим документам, то место, где сей­час расположена Онега, считалось обжитым уже давно и Первое упоми­нание о селении в устье Онеги встречается в Уставе новгородского Кня­зя Святослава Ольговича за 1137 г.

В ХШ веке в устье реки Онеги сформировалось поселение из трех частей: «Погост» - ныне «Дворец культуры», «Низы» - отделенные от «Пого­ста» корабельным ручьем Седун, впадающим в реку высокого угора, на котором находилась рыночная площадь. И «Верховье» или «Верьхи», от­деленные от «Низов» Кипровым ручьем.

Старинное поселение не имело оборонительных сооружений, онеж­ский краевед Д.И.Сынчиков писал, что в литературе имеется указание, что со стороны моря был сделан земляной вал, но он видимо, не сохра­нился. Потому что в древние времена Онега много раз подвергалась на­падению разного рода заЕюевателей и с суши, и с моря. По свидетельству «Летописи Двинской», норвежцы в 1419 г. полностью разорили пого­сты Неноксу и Онегу.

В половине XV века московский князь Василий Темный, перечис­ляя двинские угодья на Севере, также упоминает поселение Усть-Онега. По другим источникам XV века, поселение известно под названием Усть-янской волости. Устьянская волость была почти полностью выжжена и истреблена. Писцовая книга за 1621 г. числит в Усть-Онеге 22 крестьянс­ких двора, 3 дома церковнослужителей, 6 келий и одну церковь.

В сотной книге наТурчасовский стан 1556 г. сказано: «НаУсть-Оне-гу у Пречистенькой волостка Устьонежская, а в ней деревни тяглые». Да­лее упоминаются деревни Кишутинская, Даниловская и Минская. И о том погосте писано: «В той же волостке на Усть-Онеги реки Погост, а в ней церковь Успене пречистые да другая теплая церковь Николая Чудотво­рец. А в них под черной Кирилл да дяк церковный Родька Ортемев, да пономарь старей Мисаило».

В сотной 1561 г. описана на Усть-Онеги Устьонежская волостка, где на погосте стояли две церкви: Николая Чудотворца и Успения. В кельях на погосте жили старцы, дьяк церковный Родя Родин да «Софонка Фатя-ной Иконников». К тому же погосту деревня церковная. «Пашни обжа, пашут ее см погоста поп... тое же деревни угодья за Онегою на усть Поньги реки да на море против Онежского уситя Кий остров и с варницами».

В книге «Старая Онега» авторы (Г.Дерягин и Л.Харлин) сообщают: «Именно на погосте изначально располагалась древняя церквушка, не­известно в каком веке срубленная, рядом с ней было кладбище. В даль­нейшем на погосте располагалось две церкви: Успенская, соборная, хо­лодная, неизвестно когда построенная, некоторые утверждают, что в XV веке она уже была и Никольская теплая, построенная на месте старой в 1597 г. Надо сказать, что Успенская церковь изначально также была шат­ровой». Об этих сведениях сообщается и в книгах «Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии», 1985 г. и в книге «Онежская старина» - Онежский историко-мемориальный музей 2002 г. Таким образом, на Погощенской площади у начала Погощенской улицы стоял древний деревянный классический онежский тройник (две церкви и колокольня). Были ли эти храмы первыми от основания Устьонежского поселения, какой вид они имели - неизвестно. Известно только, что пер­вый из них - Никольский - заменен был новым в 1683 г., а второй в 1695 г. Храмы этой постройки сгорели от молнии 19 июня 1827 г. по сообще­нию онежского городничего и магистрата от 1725 г., сгоревший Успенс­кий храм был холодным и имел два придела: Иоанно Богословский и Ильинский. Храм этот был 12-ти главый и имел 30 углов, в длину он был 11 72 сажень, в ширину 1072 сажени и в высоту 30 сажень. Окон было 7 с востока, 9 окон с севера и 19 с запада. С трех сторон: с западной, северной и южной устроено было по входному крыльцу с лестницами на две и на три стороны. Под храмом было 11 амбаров, для входа в которые сде­лано было несколько дверей. Никольский храм с трапезою и папертью был теплым, при нем был холодный придел Иоанно-Предтеченский. Над кровлею возвышалось 5 глав, с внешней стороны он имел 14 углов: окон было с востока 2, с юга 13, с севера - 4. С запада в паперти 1, на трапезе 2 слуховых. При означенных двух храмах была одноглавая колокольня о четырех углах, с одним крыльцом с севера. Под колокольнею было два амбара с двумя дверями с восточной стороны и две лавки с отдельным входом. С западной стороны имелась галерея под крышею.

Еще при существовании этих храмов, в виду их ветхости, начат по­стройкою нынешний каменный (кирпичный) двухэтажный Свято-Троиц­кий собор, но об этом соборе будет отдельный разговор.

С 1657 г. Усть-Янская волость и все деревни по реке Онеге вплоть до Каргополя по грамоте царя Алексея Михайловича были приписаны к вновь созданному патриархом Никоном Крестному монастырю на Кий-острове.

Именным Указом от 25 января (5 февраля по-старому стилю) 1780г. императрица Екатерина Вторая повелела называть поморское поселе­ние в Усть-Онеги городом Онегъ (по орфографии того времени с твердым знаком в конце слова). Мужское название города не удержалось, навер­ное привычнее, как и реку, город называть женским именем - Онега.

Открытие города состоялось торжественно 10 августа 1780 г. по Указу ее Императорского Величества, данному действенному тайному советнику сенатору Ярославскому и Вологодскому генерал-губернатору Мельгунову.

В 1780 г. был образован Онежский уезд и открыты все присутствен­ные места. Границы уезда были определены следующие: от Онеги на Север до села Дураково - 200 верст, к западу до села Унежма - 86 верст, к юго-востоку и к югу по реке Онеге - 200 верст. Площадь уезда состави­ла 23 тыс. квадратных верст. Общее число селений на тот момент было 315, а жителей -11500 человек.

2 октября 1780 г. городу Онеге был пожалован свой герб - сёмга на голубом фоне.

16 января 1784 г. появился Генеральный план застройки г.Онегь, на котором Екатерина Вторая в Санкт-Петербурге собственноручно написа­ла: «Быть по сему». Именно этому плану Онега обязана поквартальной застройке с широкими прямыми улицами и проспектами. Кроме того, го­род должны были обнести рвом с насыпями, с установкой на них пушек, однако эта часть плана не была осуществлена.

Правительством было выделено на строительство города 11 тыс. рублей. В центре города был воздвигнут Собор. В 1791 г. в г.Онеге имелось 140 домов и 1173 жителя, а в 1795 г. в городе проживало 1203 жите­ля.

Первым городничим был секунд-майор фон Газенкамф, которого в

1790 г. сменил выходец из эстляндских дворян майор Зильберман.   В 1801 г. городничим стал первый русский надворный советник Шумов.

К 1861 г. город уже имел в длину более двух верст, а в ширину около версты. Площадей в городе было две, улиц и переулков 14. Все они были немощенными. Городовой ездил на дровнях, т.к. телега вязла в гря­зи выше осей. Казенных зданий насчитывалось 12, из них каменных -одно, а частных домов было 266 и все деревянные.

К этому времени население города насчитывалось 918 мужчин и 874 женщин (Справка: в 1896 г. в г.Онеге проживало 2873 чел., к 1917 г. -5200 чел., в 1925 г. - 4663 жителя, а на 1 января 2000 г. - 24,8 тыс. чел.).

Постепенно город разрастался, однако внешним своим видом боль­ше походил на деревню, чем на город. В центре кварталы застраивались

частными домами.

Писатель-этнограф Сергей Васильевич Максимов в середине 50-х годов 19 века в составе этнографической экспедиции морского ведом­ства побывал в г.Онеге, и он в своей книге «Год на Севере» писал: «...Бед­ная Онега и печально выглядит в глаза всякому проезжему. Бедностью (как оказалось после) она может соперничать только с одной Мезенью. Правда, что есть в ней опрятных домиков - два, три, но это дома богатеев и лесной конторы, которая нашла приют в этом городе...».

Невольно возникает вопрос - что заставило ее Императорское Ве­личество обратить внимание на столь отдаленную от столицы Усть-Янс-кую волость (село Устьянское) и преобразовать ее в город?

Онега виделась Екатерине Второй прежде всего как порт...

Порт г.Онеги

11 марта (24 марта по-старому стилю) 1781 г. Указом Императрицы Екатерины Второй официально открыт Онежский морской торговый порт

и таможня.

В XV веке хозяйственно-политическим центром Онежской округи, как и всего Беломорья, становится Соловецкий монастырь, с которым шла торговля морских судов из Онежского края. Соловецкий монастырь, а также Кола, Кемь - через Онегу - Турчасово - Каргополь стал поставщи­ком многих товаров и к московскому двору метрополита. В Москву шли обозы с пушниной, рыбой, солью, маслом и многими другими товарами.

В книге «Лоция Белого моря» Петроград 1915 г. указано: в 1621 г.

жители Онеги (Устьянская волость) занимались морскими промыслами, хлебопашеством и перевозом сплавляемых по течению реки Онеги това­ров на иностранные суда, уже тогда приходившие к устью реки Онеги. 1 июля 1657 г. Устьянская волость с поморскими селениями была пожало­вана царем Крестному монастырю.

В XVII веке, еще до основания г.Петербурга, через Онежский порт шла уже оживленная торговля. М.Рейнеке, посетивший Онегу в 1829 г., в книге «Описание Северного берега России» говорит: «Внешняя торговля от Усть-Онеги в 17 столетии была деятельнее, разнообразнее и, вероят­но, значительнее».

Для подвоза товаров к порту пользовались самыми дешевыми реч­ными путями. В те времена были известны такие водные пути, как Онеж-ско-Волжский, Онежско-Двинской, Онежско-Невский. По ним поступали к Устью-Онеги волжский хлеб, петрозаводское железо и другие товары. Правда, кое-где лодки с грузом приходилось перетаскивать из одной реки в другую волоком, но все же перевозка товаров водным путем была зна­чительно дешевле.

До начала XVIII века Белое море для России было единственным «окном» в Западную Европу и исключительно важным звеном торговой дороги Астрахань - Москва - Архангельск, то можно с достоверностью сказать, что Онежский порт - один из старейших портов России.

В начале XVIII века в связи с открытием торгового пути на Неве г.Петербурга и пробитое Петром Первым «окно» в Европу, торговля через Белое море резко снизилась. Петр Первый запретил вывозить через Бе­ломорские порты товары, кроме леса и произведений морских промыс­лов.

И только во 2-й половине XVIII века вновь ожила деятельность Онеж­ского порта не за счет местных товаров, а за счет постройки первых лесо­заводов, начавших работать на экспорт лесоматериалов.

С основных предприятий Шувалова и Гома устройство Онежского порта приобрело большое значение. В середине XVIII века английский предприниматель Вильям Гом организовал на промышленной основе деревянное судостроение в Онеге.

Гом имел право строить «наемными работными людьми из сосно­вого леса» неограниченное количество судов на Онеге. Летом 1763 г. на левом берегу реки Онеги были спущены первые два корабля под назва­нием «Де Вилиам» и «Поньга». На следующий год были построены три корабля и четыре галиота. Так началась деятельность Онежского адми­ралтейства.

В 1781 г. была построена верфь на городской стороне и через два года спущен первый купеческий корабль. Продолжалось строительство судов в Подпорожье, где были построены корабли «Де Лондон» (1781 г.),

 «Де Граф фон Норден», «Гренок» (1782 г.). П.И. Челищев в своей книге «Путешествие по Северу Росии в 1791 г.», писал: «Гомом заведено строе­ние купеческих кораблей в каждый год по 16 кораблей, для продажи ино­странцам». Со стапелей верфи Гома спускались на воду не только доща­тые поморские лодки и баржи, но и двух-трех мачтовые промысловые и торговые парусники. Надо сказать, что эти корабли охотно приобрета­лись иноземными купцами и обратно не возвращались.

Секунд-майор П.И.Челищев во время своего пребывания в Онеге был гостем самого богатого купца в городе Ивана Дьякова, отправляв­шего каждый год по 4-7 больших лодей и кочмаров на Мурманский берег и на Шпицберген для звериного и рыбного промыслов.

В это время, кроме купеческого - стало развиваться и крестьянс­кое коммерческое судостроение. В конце XVIII века купец Петр Дьяков устроил корабельное плотбище в Онеге. В Онежском регионе было не­сколько крестьянских устройств, верфями владели судопромышленни­ки: Михалев, Дубленый, купец Влас Ермолин, Кулаков Сергей Федоро­вич, Комаров Иван и др.

Кроме Онеги и Подпорожья, судостроители продолжали строить суда в Кушереке, Малошуйке, Нименьге, Ворзогорах, Лямце, Пурнеме и др.

В те времена иностранные купцы ежегодно присылали в Онегу за

лесными товарами и свои корабли. Так, с 1762 по 1774 г. Усть-Онегу посетило более 300 иностранных судов. Перегрузка товаров осуществля­лась на Кий-острове.

Проводка судов в город предполагалась по двум фарватерам, рас­положенным по обе стороны от Кий-острова. Наносы реки постоянно из­меняли фарватеры и подходы к городу были крайне мелководны, поэто­му во времена Гома контора лесного торга разместилась на острове Кий, на его мысу под названием «Рожок». С 1764 г. там же находилась тамо­женная застава, а с 1781 г. - таможня.

С этого времени лесные товары в грузообороте Онежского порта все время играют решающую роль. Рост грузооборота стал зависеть от развития лесопильной промышленности. Особенно резко, почти в 10 раз, возрос грузооборот порта за последние два десятилетия перед первой мировой войной и достиг в 1913 г. свыше 10 миллионов пудов.

Почти двести пятьдесят лет на баре и у причалов на Кий-острове грузились зеленым золотом - лесом сотни и тысячи кораблей. Миллионы рублей наживали на продаже онежского леса англичане, шведы, норвеж­цы и др. иноземцы. И только десятки тысяч рублей таможенных и порто­вых сборов получала царская казна, но на строительство порта и благо­устройство города денег не отпускалось. Город и порт оставались небла­гоустроенными.

Новое значение приобрел Онежский порт после победы Октября. За годы советской власти большие средства вложены в благоустройство порта. Построены морской подходный канал, причалы, жилые дома, ра­диостанция, портовые сооружения и др. Суда за лесоматериалами под­ходят к причалам лесозаводов № 32-33.

Особенно возросло значение Онежского порта в годы довоенных пятилеток, однако наибольшего расцвета Онежский порт получил в 1980 годы. В этот период в Онегу приходили ежегодно более 300 судов, кото­рые увозили до полумиллиона тонн лесных грузов. Онежские пиломате­риалы шли во многие страны мира. В этот период обновлялся флот, по­явились мощные краны, порт был оснащен новыми погрузочными меха­низмами, применялась прогрессивная технология переработки грузов пакетами и контейнерами.

А начале 1990-х годов онежский порт, как и многие предприятия г.Онеги почувствовали ощутимый спад своего производства, однако в этот период начальник Онежского морского порта Владимир Андреевич Ма­лыгин сумел перестроить производство в соответствии с требованиями нового времени и найти перспективные решения многих проблем...

Онега - родина лесоэкспорта

И все же зарождению города онежане обязаны лесопилению. Имен­но здесь в половине XVII! века на речках Поньга и Анда появились первые пильные мельницы, и Онега стала Родиной лесоэкспорта на Севере.

Впервые в России экспортное лесопиление возникло на реке Поньга на левом берегу реки Онеги - напротив будущего г.Онеги в 1752 г. Первым лесопромышленником был граф П.И.Шувалов. Это было круп­ным событием в истории Севера. В развитии лесной промышленности Онеги можно обозначить следующие периоды: монополия графа Шува­лова (1752-1755 г.г.), предприятия Гома (1756-1783 г.г.), пятьдесят лет лес­ной торг ведет казна (1783-1833 г.г.), аренда лесопромышленных пред­приятий иностранными купцами (1833-1863 г.г.). С 1863 г. все лесные пред­приятия Онеги переходят в собственность иностранных предпринимате­лей.

По историческим сведениям сообщается, что первые лесопильные мельницы возникли по инициативе графа Шувалова в 1752-1755 годах.

В 1755 г. на реке Поньга, выше устья, была построена первая пло­тина и три амбара при ней по две лесорамы в каждом (лесопильная мель­ница).

В 1756 г. в 1,5 версте от первой (Верхний) построена вторая плотина и 4 амбара тоже с двумя лесорамами в каждом. Это были заводы с водяными приводами, так называемые пильные мельницы. Мельницы предназначены для распиловки леса, подготовки лесопродукции на экс­порт.

Третья плотина на реке Поньге на расстоянии от верхней мельницы в 15 верстах для задержания вешней воды построена в 1756 г.

С 9 декабря 1752 г. возник «Онежский лесной торг», англичане зах­ватили его в свои руки. Дело завершилось тем, что граф П.И.Шувалов уступил английскому купцу Джингли Гому дарованное ему право на 30 лет за 120 тыс. руб. Предприятия Гома относятся с 1756 по 1783 г., по некоторым сведениям Шувалов продал Гому это право в 1760 г.

По сведениям Архангельского областного архива, первая пильная мельница на Анде была построена в 1766 г.

В расчете на громадные прибыли Гом развил бурную лесопромыш­ленную деятельность в Онежском крае. Еще в 50-60-е годы XVIII столетия Гом оторвал местное население от привычных промысловых занятий и стремился заинтересовать работой на лесозаготовках и в лесопилении. Так, часть помор из прилегающих к Онеге сел становится промышленны­ми рабочими.

В Онегу ежегодно с открытием навигации стали приходить за ле­сом иностранные корабли. Часть лесоматериалов отправлялась на су­дах, построенных на верфях в Подпорожье и в устьях Онеги.

Гому разрешалось ежегодно вывозить за море до 600 тысяч дере­вьев. К 1764 г. Гом имел три лесопилки и все они находились на реке Поньга, две корабельные верфи, канатную фабрику, прядильный двор, пристань для погрузки судов на Кий-острове.

Из-за мелководья морские суда не могли подходить к лесопилкам, поэтому Гом на Кий-острове оборудовал становище для судов, израсхо­довав на эти целы 150 тысяч рублей. Распиленный лес на баржах достав­лялся к Кий-острову, где производилась перегрузка его в морские суда.

Гом распространил заготовку леса на 200-250 верст по Онеге. С 1762 по 1774 г. в Онеге побывало 346 судов. По данным за 1755-1764 г.г. из Онеги было отправлено 309 тысяч досок. По другим источникам за 1763-1779 г.г. Гом вывез за границу 3,5 тыс. мачтовых и 243 тыс. строевых бревен, 2486 тыс.штук досок и много поделочного леса.

В 1791 г. в Онеге работало 22 лесорамы. В 1864 г. в Онеге Бранд-том построен Первый паровой лесозавод, и опять снова на реке Поньга. Спустя годы лесозавод сгорел. Второй паровой лесозавод тоже был пост­роен на Поньге. 1877 г. - компанией Онежского лесного торга (английс­кие купцы: Кларк, Губбарт, Морган) построили вновь лесозавод на Поньге на 4 лесорамы.

В 1883 г. в г.Онеге возникла новая лесопильная фирма И.Ф.Шен-лейн (Рочево), затем завод перешел к фирме Бакке и Вагер.

В 1886 г. был построен новый лесозавод на Поньге, сначала 6-ти рамный, а к 1910 г. лесозавод был доведен до 8 рам.

К 1905 г. в Онеге было два лесозавода: на Поньге - завод Онежско­го лесного торга с количеством рабочих 505 человек, управляющий «.«.Башмаков и на Рочево - иностранной компании Бакке и Вагер с коли­чеством рабочих 200 человек.

8 1908 г. в Легашевской был построен лесопильный завод братья­ми Фришенбрудер, имел две лесорамы, производительность в сутки 280 бревен. Ежегодная заготовка 76 000 бревен.

В 1909 г. построен лесопильный завод на Малой Поньге (участок № 35 между Легашевской и Поньгой) компанией англичанином Вельке и американцем Мандугель. В 1912 г. он был продан датчанину Прютцу.

5 февраля 1911 г. начато строительство лесозавода возле г.Онеги «Дальний» шведской компанией Бакке и Вагер и 22 мая 1911 г. пущены две лесорамы из 6-ти.

Поморская энциклопедия сообщает: Онежский лесопильный завод, основанный в 1911 г. Турхефом Бакке и Йенсеном Вигом (уроженцы г.Драммена, Норвегия). Вместе с К.Вагером концессионеры приобрели еще один лесозавод. В 1913 г. они организовали две фирмы - «Бакке и Виг» и «Бакке и Вагер», занявшиеся лесопилением и продажей леса за границу.

К 1914 г. в Онеге было 5 лесозаводов и лесная биржа Вольгофа (между Речевом и Дальним). Первое электроосвещение появилось в Онеге на лесозаводе Мейлейн.

В первые годы советской власти лесозаводы были национализиро­ваны, но интервенция не позволила пустить работу лесозаводов и только в октябре 1920 г. лесозавод начал распиловку леса на все 8 рам, а 5 октября 1921 г. к причалу лесозавода 32 пришвартовался первый паро­ход за пиломатериалами. С 1922 г. г.Онегу посетили первые иностранные пароходы за пиломатериалами.

17 июля 1921 г. Онежские лесопильные заводы вошли в трест «Се-веролес», а с 1 ноября 1923 г. лесозаводы г.Онеги были переданы от «Се-веролес» в компанию «Руснорвеголес».

В этот период в г.Онеге компанией «Руснорвеголес» построены два уникальные здания, которые сохранились в настоящее время, это здание ПЛО «Онегалес» (ул.Шаревского, д.З) и ныне магазин «Фаворит» (набе­режная им. Комарова, д.2/1).

Победив разруху и добившись стабильной работы лесоэкспортных заводов, Советский Союз отказался от иностранной помощи и в 1929 г. акционерное общество «Руснорвеголес» было ликвидировано.В марте 1929 г. лесозаводы г.Онеги были вновь переданы в трест «Северолес», который провел их реконструкцию.

В 1930 г. началось строительство лесозавода № 33, и в августе ра­ботала уже одна пилорама, а к 18 января 1932 г. завод начал работать на 8 рамах. Спустя годы лесозаводы 32-33 горели и снова восстанавлива­лись.

В августе 1957 г. образован Онежский ЛДК (в составе лесозаводов № 32, 33, 34 и гидролизного завода). В 1990 г. лесозавод № 34 вышел из состава ЛДК и некоторое время был филиалом Советско-польско-швед­ского предприятия «Универсал», потом продавал свою продукцию через предприятие «Супримэкс». С 1993 года лесозавод № 34 акционерное об­щество открытого типа, в настоящее время ОАО «Онежский лесопильный завод 34».

2 ноября 1992 г. Онежский ЛДК в составе двух лесопильных заво­дов (23-33) и ряда вспомогательных цехов зарегистрирован в админист­рации г.Онеги, как акционерное общество открытого типа «Онежский ле-сопильно-деревообрабатывающий комбинат». В таком статусе предприя­тие работает по настоящее время.

В начале 1990-х годов произошел спад производства промышлен­ной продукции. В 1996 г. начался рост основных производственных пока­зателей: производство пиломатериалов составило 206,2 тыс.кубометров, в том числе экспортных - 198,8 тыс. (в начале 1990-х - 92 и 85 тыс.куб. соответственно). Численность работающих выросла с 1262 до 1772 чел. Онега по объему экспорта лесоматериалов занимает второе место среди портов Белого моря.

Сегодня АО «Онежский ЛДК» современное предприятие, имеющее два лесозавода, работающих по четыре потока в две смены, сушильные камеры фирмы «Валмет», автоматизированные линии сортировки и паке­тирования «План-Селл», механизированные склады для хранения сухих пиломатериалов, причал для погрузки судов, цех деревообработки и цех по производству древесной муки, службы, обеспечивающие основное производство.

15 декабря 1929 г. образован Онежский леспромхоз. Первый ди­ректор Конечный Николай Иванович. В 1930 г. создана Рочевская лесо­перевалочная база. В апреле 1931 г. создана Онежская сплавконтора. Во время Великой Отечественной войны вступила в строй железная дорога Обозерская - Сорокская, которая прошла по Онежскому району и позво­лила вовлечь в лесоэксплуатацию новые, нетронутые лесные массивы. На освоенной новой территории выросли такие предприятия, как Кодинс-кий целлюлозный завод, где 14 мая 1939 г. был подан первый заводской гудок и сделана первая варка целлюлозы. Начальником строительства был инженер Смирнов. Главный инженер стройки был Ильин. Первым директором завода был Фомин. Кодинский ЛПХ организован на базе уч­реждения п/я км.401 и первый директор был Песьяков Клавдий Иванович (Сведения краеведа пос.Кодино - Денисова Василия Ивановича).

Малошуйский леспромхоз создан в 1951 г.

В тридцатых годах в Онежском порту провели крупные дноуглуби­тельные работы. Морские суда подходят к причалам лесозавода 32-33 и берут груз прямо на борт. Дорогостоящая подвозка лесных материалов на рейд к морскому судну ликвидирована.

Открытое акционерное общество «Гидролизный завод» - одно из градообразующих предприятий города, имеющее долгую и славную ис­торию.

Строительство завода для производства этилового спирта из отхо­дов лесопиления было начато еще в 1939 г., но с началом Великой Отече­ственной войны было остановлено и возобновилось лишь 4 апреля 1944г. 13 сентября 1954 г. завод выдал первую продукцию. Позднее, в сентябре 1959 г. был пущен в эксплуатацию цех по производству кормовых дрож­жей, а 24 июня 1974 г. начат выпуск фурфурола. Гидролизный завод со­действовал более комплексному использованию древесного сырья. За­вод сыграл значительную роль в развитии города в послевоенный период как в экономическом, так и в социальном плане.

Многие десятилетия основной продукцией предприятия являлся эти­ловый спирт и спиртосодержащие растворы. Вся продукция завода изго­товлена из высококачественного сырья, материалов и компонентов на чистейшей, изумительной по вкусу воде из чистых природных источни­ков. С 22 августа 1994 г. заработала первая Дока-пекарня (хлебобулоч­ный цех). Последнее время Онежский гидролизный завод выпускает боль­ше десятка наименований хлебобулочных изделий, два вида сухарей, макаронные изделия, с августа 1999 г. - газированная и негазированная столовая вода «Онежская», шесть видов безалкогольных напитков. С 24 июля 1998 года - производство пивоварения. Гидролизный завод выпус­кает розливное и бутылочное пиво с марта 1999 г. высокого качества.

Кроме пива, гидролизный завод выпускал парфюмерно-космети-ческие лосьоны для ухода за кожей лица и тела «Ромашка», «Хмель» и «Женьшень», в состав которых входят натуральные экстракты целебных трав.

Некоторые сведения: в 1994 г. прекращен выпуск фурфурола, в октябре 1996 г. закончен выпуск кормовых дрожжей. 7 октября 1997 г. прекращен выпуск этилового спирта из древесины, а начат выпуск спир­та из мелассы. В 2003 году совсем прекращен выпуск спирта, на гидро­лизный завод поступают спиртосодержащие жидкости, из которых завод производит парфюмерно-косметическую продукцию и бытовой химии. Кроме того, продолжает выпуск многих сортов по пивоварению.

 Памятники города

В каждом городе имеются свои примечательные места и памятни­ки. Памятник - это объект, составляющий часть культурного достояния страны, народа, человечества. Производство искусства, созданное для увековечения людей или исторических событий. Наиболее развитый вид памятников - мемориальные сооружения.

Первый памятник в г.Онеге был установлен в Архангельском парке До революции, в честь царя-освободителя крестьян Александра Второго (парк возле старого Дома культуры), этот памятник был снесен советской властью.

В Советский период одним из первых в Онеге был установлен па­мятник на братской могиле в июле 1920 г. (по другим сведениям 11 июля 1921 г.).

На обелиске, изготовленном мастерами Дмитрием Бахматовым и Степаном Соловьевым написано: «В память красных борцов за-освобож­дение Севера». Здесь похоронены командиры и красноармейцы, павшие

смертью храбрых в борьбе за освобожде­ние г.Онеги от белогвардейцев и иностран­ных интервентов в 1919-1920 годы.

Обелиск находится на проспекте Ок­тябрьский, между улицами Гоголя и Сверд­лова у Свято-Троицкого собора.

В 1970-е годы территория обелиска была ограждена чугунной оградой, подхо­ды от проспекта Октябрьский забетониро­ваны, участок озеленен иргой.

Памятники Ленину

В советский период почти в каждом крупном селении был установ­лен памятник В.И.Ленину. После смерти В.И.Ленина со всех городов Рос­сии в Москву пошли тысячи писем и телеграмм с просьбой установить памятники Ильичу.

В.Шарков б газете «Советская Онега» от 9 июля 1968 г. писал: «В 1925 г. руководство Онежского укоам РКП (б) и уездного исполкома ре­шило воздвигнуть в г.Онеге памят­ник В.И.Ленину. Договорились со старым членом партии большеви­ков, бывшим питерским рабочим Дмитрием Бахматовым, который имел специальность каменотеса. Для постамента Д.Бахматов облю­бовал серый гранит на острове Кий. Дмитрий Бахматов подобрал на острове нужные камни, тут же обтесал их. Когда они были гото­вы, их привезли на Онежскую при­стань, а оттуда по деревянным кат­кам доставили на центральную площадь (ул.Гоголя, рядом с обе­лиском на братской могиле). 4 июля 1925 г. памятник В.И. Лени­ну комиссией был принят.

5 июля 1925 г. на месте откры­тия памятника состоялся митинг.В 1946 г. в скверике напротив здания Набережная им.В.Комарова, 2/1, ныне магазин «Фаворит», был установлен памятник В.И.Ленину из бетона. Установка памятника проводилась под руководством архитекто­ра г.Онеги В.И.Михайлова, В 1990-е годы этот памятник был убран.

В 1975 г. в нашем городе был сдан в эксплуатацию но­вый дом Советов, ныне адми­нистрация г.Онеги. С лицевой стороны, в верхнейчасти - ба­рельеф В.И.Ленина, а внизу его слова «Партия - ум, честь и совесть нашей эпохи».Ленин.

Вверху с левой стороны была надпись: «Вашим, това­рищ, сердцем и именем дума­ем, дышим, боремся и жи­вем!».

В начале 1990-х годов над­писи на стеле были убраны, а барельеф Ленина сохранился. Накануне празднования 62-й годовщины Великого Октября в г.Онеге появился еще один бюст Ильичу. 1 ноября 1979 г. работники Онежского гидролизного завода установили бюст В.И.­Ленина у здания заводского управления.

Слава погибшим

Онежане стойко и мужественно сражались в годы Великой Отече­ственной войны. В этой войне многие онежане сложили свои головы на полях сражения и не вернулись к мирному труду. Шесть человек заслу­жили самого высокого звания Героя Советского Союза: Н.И.Козлов, А.И.Пешков, А.А.Шестаков, В.И. Манкевич, Г.И.Катарин, а А.О.Шабалину это звание присвоено дважды. Прославился своими боевыми подвигами разведчик партизанского соединения С.А.Ковпака наш земляк Павел Николаевич Лучинский. Наш земляк В.Н.Вересовой встретил войну ко­миссаром подводной лодки Щ-401 («Щуки»).

На фронтах в годы Великой Отечественной войны участвовали мно-Г|/|е наши известные земляки: генерал-полковник А.Д.Алексеев, чекист-Пограничник П.С.Захаров, подполковник П.А.Коротких, командир торпед-ого катера Ф.И.Родионов и многие другие.

В нашем городе установлено несколько скульптурных памятников  онежан в годы Великой Отечественной войны.Первый памятник в честь погибших земляков был воздвигнут 9 мая 1965 г. - в день празднования 20-летия Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками. В этот день в парке Победы были посажены школьниками тоненькие небольшие березки, был заложен про­стенький деревянный обелиск.23 августа 1980 г. к 200-летию

 г.Онеги этот обелиск был заменен монументальным со­оружением. Об открытии этого памятника писала и наша газе­та «Советская Онега» от 26 ав­густа. На открытии с первым словом выступил пер­вый секретарь горкома КПСС Владимир Степанович Маслов. Потом слово было предоставле­но Дважды Герою Советского Союза Александру Осиповичу Шабалину. Он рассказывал о героических днях обороны Заполярья, о своих боевых соратниках-онежанах. От комсомола выступил Андрей Ни­колаевич Воинов, он тогда заверил присутствующих, что молодое поко­ление вечно будет чтить память погибших.Это памятник был создан по проекту архитектора В.М.Кибирева. Это два высоких устремленных к небу пилона, сделанных на Онежском заводе ЖБИ, и опоясывающий их барельеф - силуэты солдата, матроса, рабочего и крестьянина - символ союза фронта и тыла.

9 мая 1995 г. здесь же в парке Победы была открыта мемориальная стена с именами 1520 погибших в годы войны онежан. (5067 онежан из 12-ти тысяч, ушед­ших на фронт, не вер­нулись с войны).

24 августа 1980 г. в поселке лесозаводов 32-33 был открыт памят-ник лесопильщикам, погибщим на фронтах в годы Великой Отечественной.

На монументе, изготовленном из серого гранита, в верхней его части барельеф скорбящей,женщины-матери, а ниже слова: «Мечту про­несете через года и жизнью наполните, но о тех, кто уже не придет никог­да, помните!» и даты: «1941-1945».

Памятник изготовлен по проекту архитектора В.Исаевой на Ленин­градском комбинате декоративно-прикладного искусства и скульптуры.

 Обелиск в честь погибших лесопильщиков в ВОВ.

 1990-е годы.

В 1975 г. в день празднования дня Победы на месте захоронения воинов Красной Армии, умерших в госпитале (г.Онега) от ран, получен­ных в боях с немецко-фашистскими захватчиками, также был установлен памятник. У подножия гранитной скульптуры начертаны строки Э.Меже-лайтиса: «Люди! Покуда сердца стучатся, помните, какой ценой завоева­но счастье!»

В свое время были установлены обелиски, в честь погибших вои­нов в годы Великой Отечественной войны у клубов лесозавода 34 и Легашевской запани.

Адмирал Онеги

Возле Дворца культуры на бывшей Погощенской площади на вы­
соком цоколе из черного гранита стоит бронзовый бюст Дважды Героя
Советского Союза АлександОсиповича Шабалина. Сначаон был установлен в городском   саду на улице Победы у старого    Дома культуры (Александровский   парк), а после строительства нового Дворца культуры, бюст был перенесен на площадь ближе к реке   Онеге. После  смерти
А.О.Шабалина площадь была названа в его честь. Александр Осипович Шабалин коренной онежа-нин.Еще юношей Александр Шабалин плавал на кораблях Мурманского тралового флота. Он был юнгой, матросом, потом училя и стал штурманом траулера. В 1936 г. Александра призвали в

Военно-Морской Флот, и через два года он уже командир торпедного катера Северного флота.Когда началась война, младший лейтенант Шабалин был уже опыт­ным и искусным катерником. Первую свою победу Шабалин одержал на третьем месяце войны и 11 сентября 1941 г. на своем катере ТКА-12 он атаковал фашистский конвой и потопил большой транспорт. А через пол­тора месяца, накануне праздника Великого Октября, торпедный катер Шабалина отправил на дно еще один крупный транспорт, на борту кото­рого находилось две тысячи горных егерей. За эту победу Александр Оси­пович был награжден орденом «Ленина».В октябре 1944 г. в наградном листе на капитана-лейтенанта А.О.Шабалина было сообщено следующее: «...За потопление семи кораблей про­тивника, четыре высадки разведгрупп на побережье противника, подбор шести летчиков со сбитых наших самолетов, пленение бота противника, спасение нашего краснофлотца из немецкого плена, за обеспечение и проведение свыше 20 минных постановок и неоднократные выходы на поиски кораблей противника тов. Шабалин удостоен звания Героя Совет­ского Союза, награжден двумя орденами «Ленина», двумя орденами «Красного Знамени» и орденом «Отечественной войны 2-й степени».

В ночь с 12 на 13-е октября отряд Шабалина в составе двух торпед­ных катеров первым вошел в порт Лиинахамари и высадил первый бро­сок десанта, занявший плацдарм, который послужил началом большой высадки десантов и штурма Лиинахамари.

Сквозь сплошной огонь множества батарей тяжелого и среднего калибра, огонь десятков минометов, огонь танков, врытых у причала пор­та Лиинахамари, и десятки других огневых точек Шабалин провел катера к цели, выполнив столь трудную задачу. На следующий день на рассвете Шабалин снова под огнем вторично пробивается в порт Лиинахамари и производит переброску десантников с восточного берега на западный. Вовремя подброшенное Шабалиным подкрепление решает успех обще­го штурма Петсамо - его падение.

За бесстрашие и героизм, проявленные при первом и втором про­рыве руководимых им катеров в порт Лиинахамари, за то, что первым вошел в сильно укрепленную противником зону и достиг первым прича­лов вражеской базы, высадив успешно десант, за переброску подкрепле­ния с восточного берега на западный в количестве свыше 2-х тысяч де­сантников Герой Советского Союза капитан-лейтенант Шабалин достоин правительственной награды звания Дважды Героя Советского Союза» (ЦВМА, ф-3. оп.2421.д.З.лл.212,213).

Вторую Золотую звезду Героя отважный катерник получил 5 нояб­ря 1944 г. В июле 1951 г. А.О.Шабалин получает официальное приглаше­ние в г.Онегу на открытие ему бюста.

Монумент изготовлен на третьей государственной скульптурно-ху­дожественной фабрике в Мытищах под Москвой по проекту известного

скульптора А.К.Слободинского и академика-архитектора И.А.Омина, ав­тора многих сооружений в нашей стране.

По словам старожилов, городской парк давно не знал столь боль­шого стечения людей. В Онеге все очень гордились своим знаменитым земляком. Городской сад возде Дома культуры заполнили онежане, мно­гочисленные делегации трудящихся города, лесопильных заводов, лесо­пунктов и колхозов. Земляки пришли чествовать своего Героя, мужествен­ного воина, защитника Заполярья (на митинге присутствовало около 2-х тысяч человек).

На трибуне, установленной возле бюста, находились первый сек­ретарь райкома М.П.Орлов, председатель райисполкома Г.И.Суханов, дважды Герой Советского Союза А.О.Шабалин и его мать Марина Серге­евна, председатель Онежского исполкома П.И.Власов и другие.

Митинг открыл председатель Онежского исполкома городского Совета депутатов трудящихся П.И.Власов. Затем слово было предостав­лено А.О.Шабалину. Его речь собравшиеся слушали с большим внима­нием.

После войны А.О.Шабалин преподает в Высшем Военно-Морском училище в Ленинграде.

23 января 1978г. А.О.Шабалину присваивается звание Почетного гражданина г.Архангельска, а 23 августа 1980 г. - Почетного гражданина г.Онеги.

Онежское взморье - Родина мореходов

С незапамятных времен предки нынешних онежан занимались про­мыслом рыбы и морского зверя (тюленя и моржа). Для поморов море было главнейшим средством существования, и поэтому знали они его превосходно.

Прирожденные мореходы, они на своих лодьях осваивали неведо­мое Студеное море, уже в 12 веке поморы познакомились с островом Медвежий, землей Грумант (Шпицберген). С XIII века начались походы поморов на Восток и вокруг Скандинавии. В начале XIII века, говорится в норвежских летописях за 1216 г., русским поморам были известны остров Вайгач, Новая Земля, полуостров Ямал в восточном направлении, кроме Мурманского берега на западе.

В 1364 г. поморы первыми в истории морским путем достигли устья 'Иоирсжой реки Енисей и вели торговлю с местными жителями.По преданиям, до основания Соловецкого монастыря, до 1429 г. русские зверопромышленники из рода Старостиных, происходив­шие из новгородских выходцев, имели на западном берегу Шпицбергена избы в гаване (заливе), где занимались морскими промыслами.Из исторических источников известно, что 15 августа 1749 г. на ос­тров Шпицберген прибыла из Онеги лодья онежанина Амоса Кириллови­ча Корнилова, которая вывезла с острова мезенских «робинзонов» в г.Ар­хангельск. «Робинзоны» прожили на необитаемом острове 6 лет и 3 меся­ца.С устья реки Онеги в 1496 г. на лодьях опытные кормщики ходили морским путем вокруг Скандинавии в столицу Дании - Копенгаген и вели дипломатическую миссию московского государя во главе с Григорием Истомой. В 1780 г. на Шпицбергене высадился онежский помор Иван Ста­ростин. Этот северный робинзон прожил на острове 32 года, из них пос­ледние 16 лет безвыездно, там он и умер. Старостин Аким, родом из села Кушерека Онежского уезда, позднее переехал в г.Архангельск. Бо­лее 30 раз ходил на промыслы к Новой Земле и там умер.

По некоторым источникам считают, что онежане первыми в России освоили китобойный промысел. Первым кормщиком был Харитон Балдин, на онежской лодье плавал в Кольскую губу, где он убил 11 китов. На судах подплывали онежане к морским исполинам и метали в них свои гарпуны.В 1780 г. поморское поселение было преобразовано в г.Онегу, а на следующий год здесь официально открыт морской порт и таможня. Свое назначение как второй (после Архангельска) на Белом море Онежский морской торговый порт сохранил до настоящего времени. С каждым го­дом рос и грузооборот порта, если в 1940 г. он составил 196 тыс.тонн, то в 1980-е годы возрос до 500 тысяч и в эти годы Онегу ежегодно посещали до 300 морских судов. Естественно, из онежан вышло немало прослав­ленных мореходов и в память о них в дни празднования 200-летия Онеж­ского морского торгового порта был воздвигнут монумент.

Открытие его состоялось 23 августа 1981 г. Право открыть его было предоставлено нашему земляку из Кушереки, председателю Совета ве­теранов Северного МОРСКОГО пароходства Александру Яковлевичу Багаеву и ветера­ну Онежского морского пор­та А.В.Фирсову. Онежанин  Н.С.Анисимов посвятил этому событию стихи:«Не надо занимать талантов Онежским мореходам никогда,           Они студеным моремдо Груманта Водили смело утлые суда..» Памятник-мемориал Онежским капитанам представляет бетонную стену, с привинченным штурвалом, и, с вмонтированными в нее металли­ческими досками, на которых начертаны имена лишь наиболее прослав­ленных мореходов-онежан. Надо сказать, что с незапамятных времен п0Чти во всех знаменитых полярных экспедициях участвовали онежские

поморы.

Первым в списке заслуженно идет имя капитана дальнего плава­ния Кучина Александра Степановича 16(28).09.1888 - 1913г., уроженца села Кушерека Онежского уезда. Океанограф, полярный исследователь. С детских лет плавал юнгой в Баренцевом и Белом морях. Закончил Онеж­ское городское училище. Поступил в Архангельский торгово-мореходное училище, из которого был исключен за участие в революционном движе­нии. Уехал в Норвегию, а через год вернулся на родину, свободно владея норвежским языком. В издательстве «Помор» выпустил «Малый русско-норвежский словарь», содержащий 4000 слов. В 1909г. с золотой меда­лью закончил Архангельское торгово-мореходное училище, получив дип­лом штурмана дальнего плавания. В эти годы в Норвегии г. Бергена были созданы первые в мире курсы океанологов. Решив посвятить свою жизнь науке - изучению морей, морских течений, ледовых условий - Кучин уехал в Берген. Кучин работал под научным руководством Ф.Нансена. Участво­вал в экспедиции Р.Амундсена к берегам Антарктиды в 1910-1911 годах. Был включен в состав экспедиции вопреки постановлению стортинга, ко­торый высказался за то, чтобы экспедиция носила чисто национальный характер. Кучин и штурман Х.Хансен выполнили ценнейшие океаног­рафические работы, в числе которых 190 сборов планктона, 891 проба воды.

В конце января 1912 г. Кучин вернулся домой и принял приглаше­ние В.А.Русанова участвовать в экспедиции, на должность капитана суд­на «Геркулес», по обследованию Шпицбергена. Экспедиция погибла у бе­регов Таймыра.

Именем Кучина названы два острова в Арктике, ледник и горный пик в Антарктиде, учебное судно в г.Архангельске, морской буксир и переулок в городе Онега.

Заметный вклад внесли в развитие морского флота наши земляки братья Пономаревы из села Нименьга Онежского уезда.

Пономарев Павел Акимович (12.06.1896 - 9.08.1970г.) - ледовый капитан.

Пономарев Иван Акимович (25.10.1906 - 31.12.1976 г.). С 13 лет юнгой ходил на судне лесопромышленника Суркова «Губернатор Бабиков» После учебы - штурман на ледоколе «Ленин». Был начальником порта в Нарьян - Маре. Капитан дальнего плавания Павел Иосифович Бурмакин(24.12.1902 - 30.03.1970 г.). Родился в селе Кушерека онежского уезда.С 10 лет ходил на мурманские рыбные промыслы зуйком, плавал на па­русных судах беломорских судохозяев. Закончил Архангельский морс­кой техникум. В должности 3-го штурмана на пароходе «Малыгин, уча­ствовал в спасении экипажа дирижабля «Италия,. Дважды прошел сквоз­ным плаванием из Архангельска на Дальний Восток в первые годы осво­ения Северного морского пути.Иван Никифорович Ульянов (1878 - 1956 г.). Родился в деревне Унежма Онежского уезда, восьмилетним мальчиком ходил на парусных судах, стал капитаном.

Капитан Григорий Иванович Поспелов (koh.XIX века - 1933 г.) уроженец села Возогоры Онежского уезда. Исследователь Новой Земли. В 1892 - 1902 г. ходил шкипером на шхуне «Помор,. Капитан зверо­бойного судна «Святой Фока». В 1910 г. командовал парусно-моторным судном «Дмитрии Солунский».

Увековечены на монументе имена капитанов Сивкова и Ручкина

Сивков Василий Ефимович, уроженец г.Онеги.

Ручкин Владислав Владимерович (28,11,1912 – 1951 г.) уроженец города Онеги.

Федор Дмитриевич Панфилов (16.09.1892 - 2.11.1968 г.) уроже­нец села Кушерека Онежского уезда, закончивший судоводительное от­деление в 1926 г. Прошел путь от «зуйка»-матроса до капитана-наставни­ка ледокольного флота.

Строительство «Персея»

Судно «Персеи, было последним в судостроительной деятельнос­ти В.ФТостева. В ноябре 1916 г. крупнейший промышленник и судовла­делец Севера Е.В.Могучий заказал Онежским корабелам большую зве­робойную шхуну, способную плавать в тяжелых арктических льдах и дал ей имя «Персеи» («Персей» - отважный мифический герой, бесстрашно отрубивший голову ужасной Медузе-Горгоне. Это символ торжества доб­ра над злом и тьмой). Судно строилось по норвежским чертежам Лес на постройку рубился в корабельной роще за Глубоким ручьем около горо­да. «Кокоры» для укрепления корпуса от сжатия льдов заготовляли крес­тьяне Подпорожской волости Петр Силуянович Каменев, Иван Петрович Каменев, Павел Александрович Фересов, Иван Ильич Попов, Василий Андреевич Борисов под руководством Рябова, которые по договору от 15 октября 1917 г. «подрядились выкопать и вытесать для постройки морско­го судна «Персей, - 500 штук кокор за 6 тыс.руб.». (кокоры - нижняя часть ствола с крупным корнем).В письме С.Г.Кучину Епимах Васильевич Могучий пишет: «А коко­ры старайтесь, чтобы были очень закомлисты, ничего, что будут не глад­кие, лишь бы были крепкие,. Корпус судна был заложен в 1917 г. Судно предназначалось для зверобойного промысла. Контроль за ходом строи­тельных работ осуществлял наезжавший из Архангельска мастер инже­нер-кораблестроитель Василий Федорович Гостев, уроженец с. Нименьга. Оковочные детали - болты, скобы и заклепки изготовляли местные кузнецы-онежане: А.В.Беляков, М.А.Лебедев, И.Ушинский. Кроме этого, онежане производили конопатку судна, смоление, плотницкие и другие работы.

При строительстве этого судна онежанами был вложен весь много­вековой опыт деревянного судостроения и любовь к этому делу. И вот корабль готов. В июле 1919 г. «Персей» был посажен на деревянные сани и спущен на воду. «Персей, некоторое время стоял на рейде, затем его увели в Архангельск, в устье реки Лай.

Весной 1920г. корпус шхуны «Персея» был наци­онализирован и передан на дооборудование северной научно-промысловой экспедиции. По ходатайству

1 Ш

руководства Плавморнину 10 января 1922 г. в кораб­ле находилось 7 научных лабораторий. Экипаж вме­сте с научными работника­ми составлял 40 человек (24 члена команды и 15-16 человек научных работни).В день пятой годовщины Октябрьской социалисти­ческой революции 7 ноября 1922 г. в г.Архангельске состоялся   митинг при подъеме Государственного флага на  мачте «Персея».       |      

В июне 1923т. «Персей»  отправился в первый рейс. Первым   капитаном   на «Персее» был Павел Ильич   Бурков.            В 1930-е годы капитаном на «Персее» был онежанин из деревни Юдмозеро Онежского уезда - Александр Иванович Шабалин, бывший капитан морского буксира «Поньга», ходившего из Онеги в Архангельск и в порты Норвегии.

21 июля 1979 г. в г.Онеге на месте закладки судна «Персей» была торжественно воздвигнута одиннадцатиметровая стела. Об этом событии писал Евгений Токарев в газете «Советская Онега» 26 июля 1979 г. «В этот теплый субботний вечер пришло много онежан на набережную име­ни космонавта Владимира Комарова, где на возвышенном берегу Онеги устремилась ввысь четырехгранная стрела обелиска. На торжестве при­сутствовали участники закладки судна Александр Григорьевич Котолов из деревни Нименьга, Иван Кириллович Богданов и П.М.Завьялов из Оне­ги, а также бывший гидролог, научный работник, ходивший на «Персее» десять лет В.А.Васнецов из г.Москвы, а также представители обществен­ности города, члены географического клуба Бриг «Персей» из г.Красно­горска, онежские пионеры.

Первые маевки

Одним из памятных мест в г.Онеге, относящихся к событиям пер­вой революции 1905-1907 годов, является местечко в конце г.Онеги у Верховского тальца (родника). Именно здесь собирались рабочие лесо­пильных заводов на маевки и ми­тинги.

1 мая рабочие всех стран ста­ли праздновать в 1890-е годы, ког­да впервые они вышли на улицы,чтобы продемонстрировать своюпролетарскую солидарность. В Онеге первое открытое выступле­ние рабочих в день Первого мая было в 1905 г. В этот день рабо­чие с участием политических ссыльных организованно вышли на улицу, прошли за город к Верховскому тальцу и там провели маевку. В ней участвовало свыше200 человек. Рабочие лесопиль­
ных заводов шли на маевку с красным флагом, революционны­ми песнями. На митинге выступили Д.Я. Дорф и И.Н.Ильин. 8 июня 1906 г. под руководством социал-демократической органи­зации и профсоюзного комитета на лесозаводе «Поньга» (л/з 34) прошла первая забастовка. Основные требования стачечного комитета админис­трацией завода были выполнены.

Весной 1907 г. забастовочное движение в Онеге приняло массовый характер. Только на первомайскую демонстрацию и митинг у Верховско­го тальца вышло свыше 400 человек, а в забастовке на заводе «Бакке и Вагер» (Рочево) приняли участие почти все рабочие. Они требовали по­вышения заработной платы и восстановления на работе 30-ти сортиров­щиков.

В 17 часов 6 июля 1988 г. состоялся митинг по открытию памятного знака в честь маевок и митингов рабочих Онеги в годы первой Российс­кой революции 1905-1907 годов.

Окрестности Онеги

Неповторимы по красоте прилегающие к городу окрестности: Шап-га, гора Спортивная, Хайнозеро, Андозеро, Подпорожье, побережье Бе­лого моря, Кий-остров и др.

Прекрасная панорама открывается с горы Шалги. Шалга от угро-финского означает «возвышенность». В этом красивейшем месте был в 1930-х годах Парк культуры и отдыха рабочих лесозаводов. Были постав­лены павильоны - на 12 гектарах, разбиты спортивные площадки и сдела­ны прогулочные дорожки. Старожилы вспоминают о знаменитом в наро­де сооружении - лестнице на гору Шалга. Лестница состояла более чем из 200 ступеней, имела оборудованные скамейки и беседки, площадки для отдыха.

Здесь еще в начале 1960-х годов город проводил культурные ме­роприятия.

У подножья горы Пивка расположен спортивный комплекс, кото­рый был принят в эксплуатацию 7 февраля 1977 г. Сюда круглогодично приезжают на тренировку и соревнования спортсмены со всех концов нашей страны. Гора Пивка и рядом расположенная гора Спортивная, славятся своими нелегкими многокилометровыми лыжными трассами. Здесь ежегодно проходят крупные спортивные соревнования по биатло­ну и горнолыжному спорту,' соревнования по спортивному ориентирова­нию.

Город Онега окружен живописными лесными далями и ожерельем озер. За Спортивной горой находится живописнейшее озеро - Хайнозе­ро. Финское слово Хайн - означает «сено». Озеро названо так по ручью, вытекающему из него, вдоль которого были покосы.Задумчивая и суровая красота Хайнозера покоряет всех, кто здесь побывает. Онежане любят это озеро и многие проводят свой досуг за лов­лей рыбы, на редкость в прозрачной воде. Именно здесь надо воспроиз­вести письмо отставного генерал-майора Ковальского министру Государ­ственных имуществ (1860г.): «Из озера выходит ручей под названием Хай-норучей, на котором построено четыре мельницы, проходит между гор, прорезывая Архангельский почтовый тракт.., и впадает в залив моря про­тив Крестного монастыря. Как в озере, так и в ручье находятся жемчуж­ные раковины. В Хайнозере не занимаются ловлей жемчужных раковин, по неумению к этому способу. Ловля раковин производится в одном только ручье ныне пересохшем.

В 1980-е годы проведен водопровод из Хайнозера в г.Онега, вода в основном идет на промышленные нужды предприятий.

Не менее привлекательно Андозеро, расположенное в 10 км от го­рода Онега. Андозеро - одно из живописных пригородных мест Онеги и излюбленных уголков отдыха горожан. Здесь, на лесистых сосновых бе­регах рыбного озера, расположены детские лагеря. Здесь же, в Андозе-ре, находится Онежский рыбоводный завод, который был образован в сентябре 1933 г. на речке Шелекса у реки Онеги, а в октябре 1984 г. но­вый завод построен на Андозере. Онежский рыбоводный завод старает­ся смягчить создавшиеся неблагоприятные естественные условия воспро­изводства семги путем разведения ее искусственным способом. В 1989 г. 70 тысяч двухголовиков семги было выпущено в реку Кожа. Три милли­она личинок пеляди и пяти сиговых выпущено в естественные водоемы озер. В 1990-е годы Онежский рыбоводный завод вед большую работу по акклиматизации дальневосточной горбуши. В те годы ежегодно привози­ли с Востока несколько десятков миллионов икринок. На заводе многие технологические процессы механизированы. В сентябре 2003 г. Онежс­кому рыбоводному заводу исполнилось 70 лет со дня образования.

Кий-остров

Есть на Русском Севере удивительный кусочек земли, что зовется Кий-островом. Приютился он в студеных водах Онежского залива Белого моря, в 15 км от г.Онеги. Он вытянут с севера на юг, его длина составляет 2 км, а ширина не превышает 800 м.

Попасть на Кий-остров можно только во время максимального при­лива воды, на катере «Кийского» дома отдыха.

Как наступают белые ночи и под теплыми летними лучами солнца распускаются цветы и сюда на Кий-остров из многих городов России едут отдыхающие. Что ищут они в этих суровых северных широтах? Чем при­влекает их этот продуваемый солеными морскими ветрами островок?

Для местных жителей Кий-остров издавна слежил пристанищем во время промыслового сезона. На Руси же он стал известен лишь в первой половине XVII века с момента основания Крестного монастыря. История его возникновения неразделима с именем крупнейшего религиозного деятеля XVII века, реформатора русской православной церкви - патриар­ха Никона. Начало его активной религиозной деятельности связано с Севером: Никон постригся в монахи в Соловецком монастыре, прожив три года в ските на острове Анзер. Позднее он стал игуменом Кожеозер-ского монастыря.

Согласно преданию, в 1639 г. Никон, путешествуя по Белому морю в рыбацкой шняке, попал в сильнейший шторм и через некоторое время его судно было выброшено штормом на песчаную часть небольшого ска­листого острова (Крестная Луда - островок перед Кий-островом), где по обычаям того времени и был Никоном поставлен огромный деревянный крест в память о чудесном спасении.

Происхождение названия острова исследователями объясняется по-разному. Некоторые связывают его с произнесенными Никоном словами при вступлении на спасительный берег: «Кий-остров?» (Чей остров?). Ко­нечно, легенда эта недостоверна: остров назывался так и до Никона. Дру­гое предположение находит истоки названия в древнесаамском языке, заселявших Поморье, слово «Кий» означает «след зверя или дикого оле­ня». Краевед-топонимист Павел Иванович Носков утверждает, что слово «Кий» на языке финоязычных племен означает камень, отсюда каменный остров Кий-остров. Об острове позднее Никон писал: «А тот де остров пуст и ничьих никаких угодий на нем нет, и быть тут жилецким людям нельзя, поэтому что на том месте все камень голой». В описи Устьонежс-кого погоста есть запись, что поп церкви Причасной Богородицы «косил и ставил 100 копен сена за рекой Онегой и на морском берегу в Кивакорге, в Рочеве малой и на Кий-острове». Значит, название острова «Кий» было известно за целое столетие до появления патриарха Никона.Должно быть, Никону запомнилось и полюбилось это место, если
через 15 лет, следуя на Соловки с князем Хованским, он вновь посетил остров. Крест, когда-то воздвигнутый им, стоял в неприкосновенности.Может быть, именно тогда, увидев в этом предначертание судьбы, Никонрешил основать на далеком северном острове Кий Крестный монастырь.Никон вообще любил острова - все возведенные им монастыри стоят по­
среди воды. Находясь в ссылке в     Ферапонтовом монастыре, патриарх своими руками насы-пал посреди         Богодавского озера остров, где любил проводить в уединении вечерние часы.Став патриархом, Никон не забыл заброшенного в Белом море островка, спасшего ему жизнь. И

посчитав это за предначертание судьбы, решил основать здесь Крестный монастырь. В 1656г. Никон обращается к народу со «словами»,призывая вносить пожертвования на я    строительство нового Крестного монастыря. От царя Алексея Михайловича патриарх добивается грамоты о посылке мастеров-каменщиков. Уже 13 июня 1656 г. царь издал Указ о создании монастыря на Белом море, а вместе с ним жаловал «6 тысяч рублей многие земли и угодья».

Сохранился интересный исторический документ, в котором Никон приказывает старцу Нифонту Теребинскому составить карту Кий-остро­ва, выбрать наилучшее место для монастыря: «...приехав на остров, ост­ров осмотреть и чертеж учинить и морою смерить саженью трехаршин­ною и от леса, и от севера... и где голый камень, и где земля, и где лес, и где болото... и губы сколько вдалося в остров, и островка, которые около того острова... и где монастырю пристойно быть на каковом месте». Но Никон хочет сам принять окончательное решение, где и как стоять мона­стырю, поэтому наставлении старцу Нифонту он добавляет тоном власте­лина: «И с чертежом и с подлинным ведомом на подводах нарочного гон-чика прислать, к нам великому государю в Москве тотчас».

Можно не сомневаться, что «нарочный гончик» прибыл в Москву незамедлительно, так как уже через полгода Воздвиженский собор был построен.

Крестный монастырь строили быстро и добротно. День и ночь на острове раздавался звон топоров и стук каменотесов. Пустынный одино­кий остров постепенно оживал и вскоре на его восточном берегу появи­лись первые постройки. В 1657 г. по Указу Никона сюда прибыла «рота драгунов и пушкарей с несколькими чугунными пушками», которые по­зднее были использованы для подавления Соловецкого восстания (1666-1676 г.г.). Кроме орудий, на остров была доставлена и главная святыня Кийского монастыря - громадный кипарисовый крест, изготовленный по заказу Никона в Иерусалиме. Крест был богато украшен драгоценными камнями. Отправляли его из Москвы под торжественный звон колоколов и молебен самого патриарха.

Покровительство царя и патриарха, щедрые приношения и труд мирян-послушников превратили монастырь в один из самых богатых на Севере.

Переписка, грамоты, литературные труды Никона, монастырские рукописи, документы рисуют патриарха как незаурядного зодчего, до мелочей знавшего строительное дело. Никон выступал одновременно в роли заказчика, архитектора и каменщика. Выходец из крестьян, он со­хранил сметливость предков и присущее народу чувство меры и красоты. Его постройки практичны, красивы и долговечны. А построил Никон не­мало - три крупных монастырских ансамбля: Валдайский Иверский, Кий-ский Крестный, Ново-Иерусалимский Воскресенский. Ни один из них

выдающихся памятников - не возводился без строжайшего надзора кре­стьянина-патриарха.

В 1660 г. Никон в последний раз посетил Кий-остров. С собой он привез колокола, церковную утварь и мастеров каменных дел. Закончив в течение года основное строительство монастырских зданий и освятив храмы, в 1661 г. Никон навсегда покинул остров.

После низложения Никона в 1666 г. монастырь теряет своего по­кровителя и многие привилегии.

Во второй половине XVIII века, после секуляризации, когда по Ука­зу Екатерины Второй все монастыри лишились своих земель, благосос­тояние Крестного монастыря резко падает. Именно в это время в юго-восточной части острова была выстроена лесная биржа. На рейде у Кий-острова была определена стоянка и погрузка судов с лесоматериалами. Шли годы. Монастырь постепенно приходил в запустение. В разное вре­мя здесь отбывали ссылку опальные люди, неугодные светским и духов­ным властям.

Во время Крымской войны 1853-1856 годах внглийские военные корабли после неудачной попытки захватить Соловки, двинулись в глубь Онежского залива и 8 июля 1854 г. подошли к Кий-острову. На следую­щий день интервенты высадились на острове, подвергли огню ряд хозяй­ственных и жилых построек, и затем ворвались в собор... начисто разгра­били монастырь.

Ансамбль Крестного монастыря занимает небольшую площадь. Она организована необычно компактно и рационально. Монастырь располо­жен вблизи пристани, куда причаливают морские суда. Первые.построй­ки монастыря были дере­вянными, но одновремен­но с ними начинается ка­менное строительство. Оно ведется под контро­лем патриарха Никона.

Наиболее значи­тельное каменное соору­жение монастыря - Крестовоздвиженский собор
(1657-1661гг.).Он выст­роен из местного темно-серого гранита  и из известняка использованием кирпича. Его центральный купол возвышается над островом и виден с моря издалека.

Второе каменное сооружение Крестного монастыря - церковь Про­исхождения Честных Древ Христовых, или

проще - Надкладезная цер­ковь, так как под храмом находится колодец. Церковь необычайно ма­ленькая по       ßУгловая башенка и часть деревянной стены,

размерам. На ее алтарном выступе с внешней стороны укреп­лен каменный крест с исторической надписью об основании монастыря. С западной стороны к церкви примыкает каменный двухэтажный корпус. Вверху находились кельи, внизу - хозяйственные погреба, квасоварня.

Формирование ансамбля Крестного монастыря завершается стро­ительством Рождества Богородицы с трапезной и келарской палатами (1689 г.). К ним примыкала высокая шатровая колокольня. Ансамбль ка­менных построек, начиная с XVII века, окружала деревянная ограда, нео­днократно перестраивавшаяся и подновлявшаяся. Сейчас сохранился лишь небольшой участок деревянной монастырской ограды с башней, построенной в 1871 г. Сохранились и другие деревянные монастырские постройки: Настоятельный дом (1871 г.), Братский корпус (1903 г.). В глу­бине острова, завершая живописную лесную аллею, стояла маленькая деревянная церковь Всех Святых (перестроена под жилье отдыхающих). Эту церковь когда-то окружало монастырское кладбище.

Число монашествующих во второй половине XIX века - начале XX века не превышало 10 человек. В состоянии постепенного запустения монастырь просуществовал до 1922 г., когда был упразднен. После его закрытия монастырские постройки использовались как база для детско­го интерната. Здесь жили, учились и работали дети партизан и красноар­мейцев, погибших во время Гражданской войны и в боях с интервентами.

Позднее в июне 1924 г. здесь был открыт дом отдыха, который дей­ствует и по настоящее время.

"Поморские вехи"

XII в. Новгородские первопроходцы закладывали селения по берегам Онежс­кого залива.

XV в. Возникновение Устьенской волости в устье реки Онеги, поселение Усть-Онега (Устьенское). Развитие крестьянского судостроения в устьях рек на Помор­ском и Онежском берегах Белого моря: Унежма, Кушерека, Малошуйка, Нимень-га, Ворзогоры, Лямца. Поморы-мореходы открывают Новую Землю, Шпицберген, путь в Мангазею.

1429 год. Основан Соловецкий монастырь, ставший хозяйственно-политичес­ким центром Онежской округи.

1496 год. Подпорожье. Изготовление судов по заказу московского государ­ства для посольской миссии в Данию. В составе миссии мореход Иван Амосов ("Иван Новгородец"), автор первой навигационной карты Белого моря - "Обод XV в.". Первое путешествие вокруг Северной Европы.

1548 год. Монастырская судоверфь на Соловках.

1580 год. Высоко ценятся лодьи "онежского дела". Впервые упоминается имя мастера: "соловецким монастырем была приобретена лодья у лодейного мастера Максима Степанова сына Шихнова."

1657 год. Основание Крестного монастыря на Кий-острове. Онежская волость становится вотчиной Крестного монастыря.

1760 год. Верфи английского предпринимателя Уильяма Гома. Онежское ад­миралтейство: контора лесного торга и таможенная застава на Кий-острове. С 1761 по 1768 гг. со стапелей верфей Гома сошло 24 морских корабля для перевозки за границу лесных грузов.

1780 год. Устьенское поселение указом императрицы Екатерины II провозгла­шено городом Онегой.

В конце XVIII в. В Онеге открылась школа шкипера.

В начале XIX в. Открылись мореходные классы в г. Онеге и в поморском селе Кушерека.

В 1909 году. Парусный флот Онеги состоял из 66 судов.

1912 год. В с. Малошуйка построена шхуна "Андромеда" для Василия Могучего.

1916-1919 годы. По заказу судовладельца и факториста - онежанина Епимаха Васильевича Могучего судостроитель В.Гостев и капитан С.Кучин руководят пост­ройкой судна "Персей", последнего в истории онежского строительства крупных парусных судов. Длина корпуса 41,5 м., ширина 8 м., грузоподъемность 550 тонн. В строительстве судна принимали участие крестьяне-корабелы из Кушереки, Ни-меньги, Малошуйки.

1930-1940 годы. Строительство деревянных барж на Рочевской верфи для пе­ревозки экспортных досок на иностранные суда.

1979 год. В Онеге вблизи от места постройки "Персея" установлена памятная стела по чертежам онежского краеведа Дмитрия Сынчикова.


 

Онежские корабелы

С появлением новгородцев в Онежском крае жители получили тол­чок в развитии судостроения в 11-12 веке. Первые сведения о строитель­стве морских лодей на Онеге появились в 15 веке. В то время в Подпоро­жье были зафрахтованы 4 судна для дипломатической экспедиции в Да­нию - 1546 г., которая отправилась из Архангельска.

1580 г. Соловецкий монастырь приобрел у лодейного мастера Мак­сима Степанова сына Шихнова "Ладью новую", а другую у онежанина Ива­на Падорина. С незапамятных времен строили суда для архангельских, каргопольских, холмогорских купцов. Постоянным покупателем были мо­настыри: Соловецкий, Николо-Корельский, Михайло-Архангельский, Пер-томинский.

На Онежские суда был большой спрос, однако, многие имена мас­теров не сохранились до нашего времени и все же авторитет судостроите­лей был большой. В начале 18 века Петр! посылает своих приближенных в Усть-Онегу для набора опытных мастеров для закладки первых верфей в Архангельске и Петербурге.

Расцвет судостроения Онега получила с основания предприятий Шувалова и Гома. В 1754 г. Граф Шувалов продал лесной промысел купцу Тому. В 1762 г. Гом построил на левой стороне р. Онеги две верфи - на реке Поньге и в Подпорожье, а летом 1763 г. были уже спущены два судна "Де Вильям" и "Поньга". До 1768 г. были построены 24 морских судна для перевозки за границу лесоматериалов. В 1781 г. казна построила верфь на городской стороне Онеги, а в 1783 г. был спущен первый купеческий корабль. Продолжалось строительство в Подпорожье, где были построены суда: "Де Лондон", "Де Граф фон Норден", "Гренок", "Святой Иоанн", а в 1768 г. построено специальное судно для экспедиции Ф.В.Розмыслова "Кбчмара".

В конце XVIII века купец И.Дьяков ежегодно отправлял на Мурман по 4-7 больших лодей и кочмаров. В XVIII веке кроме купеческого развива­лось и крестьянское коммерческое судостроение. Так с 1770 по 1810гг. строили суда: В.Ермолин, И.Комаров, С.Ф.Кулаков, Михелев, Дублении. В то время были известны судовые мастера: Кошурин, Лыткин, мещане Анд­рей Агапитов, Михайло Кузьмин, Иван Рассказов, Таврило Шуйгин, Сте­пан Корнишин, Матвей Негодяев, братья Василий и Иван Ивановы, дети Денисовы, Артамон Корнилов, Иван Максимов.

В конце 19 века были известны мастера по судостроению в Кушере-ке: Федор Хохлмн, Панкратий Кучин, Яков Карпов, Евдоким Рысов, Илья Прокопьевич Бачин, Федор Иванович Афонин, Федор Григорьевич Иванов и другие.


 

С XVIII века в онежском уезде широко было развито речное судо­строение. С половины XIX в. судостроение в Онежском крае стало прихо­дить в упадок, но не прекращалось. В 1883 году на поморов был распрос­транен льготный отпуск леса для постройки судов с тем, чтобы поддер­жать и развивать морские промыслы. К 1896 г. судостроение вновь замет­но оживилось и было построено 13 шхун, 13 яхт, 28 клиперов.

В начале XX века вновь наблюдается спад в судостроении, так с 1900 по 1910 г. в Онежском уезде не построено ни одного судна 1 -го разряда. В 1911-1912 гг. в Малошуйке была построена зверобойная шхуна "Андроме­да". Судовладелец Василий Могучий руководил постройкой, мастера В.Ф.Гостев и С.Г.Кучин. Судно "Персей" было последним в судостроитель­ной деятельности и спущено на воду в 1919 г.. 25 июля 1979 г. на месте постройки "Персея" по чертежам онежских краеведов Дмитрия Сынчикова и Александра Кузьмина была построена стела.

В период Советской власти на Онеге строились только деревянные баржи на Рочевской верфи для пе­ревозки экспортных досок на иностранные суда, лод­ки и карбаса для Онежской сплавконторы, рыболовец­ких колхозов и других пред­приятий. Строили лодки местные мастера для чи­новников. По реке Онеге славились мастера из деревни Чижиково.

Много мастеров было в г. Онеге, в поселке Поньга (л/з 34) и Лега-

шевской запани Ю.И.Ломтев, Алек­сей Алышев, Л.С.Калинин, Виктор Дмитриевич Сажин, Александр Пав­лович Павлов, Алексей Гурьев, Ми­хаил Павлович Афанасьев, Алексей Парфенович Котов, Михаил Андре­евич Воронин, Николай Михайлович Воронин и другие, В конце XX века шитье лодок утратило существова­ние.

Александр Ульянов -краевед, г. Онега Сентябрь 2004 г.


 

Роль онежан в создании Российского флота

"Зарождение Российского флота начинается
с имен кораблей "Фридерик" и "Орел", базировав­
шихся в Каспийском море. Дело предков продол­
жил молодой и энергичный Петр I. Он понимал, что
без создания флота и выхода к Черному и Балтийс^
кому морям, Россия не может состояться как вели­
кая держава и поэтому поехал его друг и любимец
Сильвестр Иевлев в Онегу нанимать корабельных дел
А.М.Кондрескул                    мастеров

Именно онежские плотники на Переясловс-

кой верфи построили первый Российский флот, состоящий из 2-х кораблей, 2 фрегатов, 5 яхт и 1 галеры, не считая мелких лодок и карбасов. Парад флотилии состоялся 1 августа 1692 года, на котором присутствовал и его создатель Петр Алексеевич со свитой. Гордостью царя был 30-ти пушечный фрегат " Марс".

Как явствует из документов, 75% плотников, строивших корабли, были оне-жане. История сохранила нам несколько имен. Герасим Костоусов оказался пре­красным отделочником не только внешнего вида, но и кают кораблей.

Другой онежанин Еким Воронин оставался за старшего на верфи при от­лучках Петра I. Его ученик Лука Хабаров впоследствии строил корабли в селе Пре­ображенском.... Незадолго до смерти царя распорядился поднять на сушу суда "потешного" флота и сохранить для потомков как музейные экспонаты, что и было сделано в 1723 году..."

Из выступления на семинаре кандидата исторических наук, преподавателя ПГУ А.М.Кондрескула. г. Архангельск.

О кораблестроителе Панкратии и его сыновьях1

Панкратии Тихонов Кучин родился в 1839 г. и был единственным сыном своих родителей, имел трех сестер. Когда ему было 4 года, отец Тихон Алексеев умер 36-ти лет.2 Панкратии рос при дедушке и бабушке, хозяйство их было совместным с младшим сыном Филиппом, который был женат и имел пятерых детей. Всего в доме находилось 14 человек. Панк­ратии был дважды женат, но из пяти его детей выжили лишь два сына.

Последнее упоминание об этой семье в документах Кушерецкого

прихода в 1896 г., далее их след теряется. Оказалось, что семья покинула Кушереку. Причиной этому стал пожар, о котором Степан Кучин записал в "тетради" следующее: "Летом 26 июня (1897 г.) в Кушереке был ужасный пожар, сгорело около ста домов и новостроящееся мореходное судно. Наш дом загорелся во многих местах, но верно Бог сохранил нас, видя, что много было положено моих трудов, чтобы построить такой домик". Упоми­наемое мореходное судно, видимо, принадлежало Панкратию Кучину. В то время ему было около 60 лет. Местом нового жительства он выбрал Архангельск, куда и перевез жену и сыновей. Приобрел яхту, которую вскоре отписал старшему сыну.

20 августа 1905 г. в возрасте 67 лет "кораблестроитель" Панкратий Тихонов Кучин подготовил прошение на имя начальника Архангельского торгового порта К.Г.Толстого. 21 сентября оно было принято и 17 ноября рассмотрено, о чем осталась запись в журнале 17-го заседания Архан­гельского Присутствия по торговым делам. Вот его текст: "Проживая на родине, я с малолетства занимался мореплаванием и судостроением. Летом 1897 г. во время большого пожара, истребившего в Кушереке свы­ше ста дворов, сгорел мой дом, а ровно и почти оконченное в то время, построенное собственное мое мореходное судно со всеми материалами и судовыми принадлежностями, которые хранились в доме. Не имея средств подняться после пожара на родине, я в силу необходимости, вынужден был переехать с семейством в город Архангельск, где намеревался за­няться постройкой морских судов разным людям. Вскоре после пожара по ходатайству бывшего губернатора А.П.Энгельгарда мне было отпущено из казны в ссуду на приобретение мореходного судна 1000 рублей, благода­ря чему я приобрел судно-яхту "Мария". Ссуда мною своевременно была возвращена в казну. Судно "Мария" перешло сыну моему Александру, хотя формально не отделившемуся от меня, но жившему отдельно. Судно слу­жит в плавании уже 20 лет, и потому на страхование никем не принято. Имея намерение продолжать заниматься мореплаванием и уяснив поло­жение, прошу Ваше Превосходительство исходатайствовать отпустить мне из казны в ссуду на постройку мореходного судна 3000 рублей с рассроч­кою платежа на 10 лет. Сам я судостроитель. Судно это я буду строить своими распоряжениями. При сем прилагаю чертежей и смету судна"3.

В 1905 г. 16 мая старший сын Панкратия "крестьянин" Михаил Кучин (ему 33 года) также обращается с прошением в Присутствие по торговым делам. Текст гласит: "В 1903 г. по высочайшему повелению отпущено мне было ссуду на постройку мореходного судна 5000 рублей, причем обеспе­чением исправного возврата ссуды, кроме судна, должен был служить дом в Архангельске, принадлежащий моему отцу. Ввиду того, что дом этот был описан за долги отца и назначен к продаже, ссуда эта мне не была выда­на. Между тем, рассчитывая приступить к постройке на разрешенную ссу­ду, я заготовил часть лесных материалов, которые за отказом в выдаче денег, остались лежать без дела. Занимаясь с малолетства мореплавани­ем на судах своего отца, которых в настоящее время у него нет, и исклю­чительно этим путем приобретая средства к существованию, я имею край­нюю необходимость в приобретении собственного судна. Ввиду сего, при­лагаю при сем чертежи и смету на постройку судна, покорнейше прошу Ваше Превосходительство исходатайствовать мне из казны в сумме 4000 рублей с рассрочкой платежа на 10 лет. При этом заявляю, что постройку судна я намерен произвести собственными распоряжениями, будучи сам строителем поморских судов".

Из документов, приложенных к прошению видно, что Кучины были намерены построить мореходные шхуны "гафельного вооружения". При­чем у отца (Панкратия) длина шхуны указана 60 футов, стоимостью 4250 рублей. А у сына (Михаила) - длина 73 фута, ширина 20 футов, стоимостью 6230 рублей. Из справок, наведенных в кредитных архангельских учреж­дениях и полицейском управлении, выяснилось, что Кучин старший имеет в Архангельске только один дом стоимостью 2000 рублей, переведенный на имя жены и заложенный в "частные руки" за 1000 рублей. Кучин млад­ший ни средств, ни недвижимости не имеет вовсе. Однако, "оба они пове­дения хорошего. Занимаются летом скупкою рыбы в Норвегии, зимою же -постройкой судов по заказам посторонних лиц".

Присутствие обсудило вышеизложенное и, приняв во внимание име­ющиеся сведения о просителях, постановило: "Ходатайства о выдаче ссуд на постройку деревянных судов крестьянам Кушерецкой волости и селе­ния, проживающим в Архангельске, Панкратию Тихонову Кучину в разме­ре 3000 рублей с рассрочкою платежа на 10 лет и Михаилу Панкратьевичу Кучину в размере 4000 рублей с рассрочкою платежа на 10 лет - признать не подлежащими удовлетворению".

На этом история не закончилась, т.к. через четыре с половиной года 1 декабря 1909г. в Присутствии рассматривалось еще одно ходатайство Кучина. На этот раз второго сына Панкратия - Александра (ему 30 лет). Речь шла о выдаче ему ссуды в размере 8000 рублей с рассрочкой плате­жа на 10 лет. При обсуждении отмечалось, что "смета и чертежи соответ­ствуют величине судна в 65 тонн брутто для судна, предназначенного для промыслов весной у льдов". По сообщению Русского для высшей торговли банка А.П. Кучин ранее имел свое судно, затем ходил капитаном на по­морском судне, а две последние навигации был помощником капитана на одном из пароходов Управления работ по улучшению Архангельского порта


 

Отмечено, что он "поведения хорошего". Но что касается кредитоспо­собности, то "больших личных средств не имеет, проживает в доме мате­ри". Положение спас начальник торгового порта. Он сообщил, что лично знает просителя как трудолюбивого и аккуратного человека, и что тот еже­годно в навигацию строит 2-3 судна и этим немало зарабатывает, а также прекрасно знает промысловое и морское дело. По его мнению, проситель заслуживает удовлетворения просьбы. Начальника порта поддержал Петр Минейко (отец Ксении Гемп).

Приняв во внимание хорошее поведение просителя и то, что он из­вестен как хороший строитель и моряк, "в интересах развития поморского флота" Присутствие по торговым делам, постановило: "Признать ходатай­ство крестьянина Александра Панкратьевича Кучина подлежащим удов­летворению в размере 6300 рублей с рассрочкой платежа на 10 лет"4. Вполне может быть, что потомки братьев Кучиных до сих пор живут в Ар­хангельске, но автору об этом неизвестно.


 История судостроения в Онежском крае:

библиографический обзор литературы

"Колыбель исконно русского торго­вого флота" - так назвали когда-то Онегу. Здесь с незапамятных времен строили суда для архангельских, каргопольских и холмогорских купцов. Постоянными заказ­чиками онежских корабельщиков были се­верные монастыри. Поморы - онежане славились искусством судострое­ния, у многих жителей Онежского уезда были суда, построенные собствен­норучно.

Теме поморского судостроения посвящено немало книг. Уже в 19 веке появились исследования по истории судостроения.

В 1859 г. вышла книга "О купеческом судостроении в России, реч­ном и прибрежном" Павла Богославского, судостроителя и военного ин­женера. Эта книга давно стала библиографической редкостью и первоис­точником для исследователей истории судостроения. Отдельные главы этой книги напечатаны в первом номере альманаха "Соловецкое море" за 2002 под заголовком "О Беломорском судостроении". В них рассказывается о кораблестроении на Севере с 16 по 19 век.

Есть материал и об Онежском уезде. Среди других мест Архангель­ской губернии, где строятся суда, автор называет г. Онегу, селение Куше-рецкое, Нименьгское, Лямицкое, Подпорожское, Унежемское, Малошуйс­кое. Далее рассказывается о материалах для судостроения: "Якоря выра­батываются и продаются в городах Онеге, Кеми, Сумском посаде, более же - в Архангельске... Парусина выделывается наиболее в Сумском поса­де руками тамошних женщин... Только зажиточные судохозяйства осна­щают судно новым такелажем, этот такелаж покупается в городе Онеге или в Архангельске. Смола покупается в уездах Кемском, Онежском и в Архангельске, по большей части в первых двух: ибо жители оных сами за­нимаются смолокурением. Наконец, лес на построение судов поморцы употребляют сосновый и еловый, рубят его в уездах Кемском и Онежском, а также близь Сумского посада".

О мастерах, которые строили корабли без всяких чертежей и вычис­лений, автор пишете некоторой снисходительностью: "Желающий постро­ить судно дает мастеру главные измерения: длину, ширину, глубину и назначает то количество груза, какое судно поднять должно. Мастер, пораз-ведя умом, закладывает судно - и создает его. несмотря, что все сообра­жения в этом деле руководятся не наукой, а одним практическим навы­ком, одною опытностью или, говоря по-русски, одним смеканием дела". Это строители по большей части из крестьян Архангельского, Онежского и Кемского уездов. Далее автор пишет: "Работники при судостроении быва­ют исключительно архангелогородцы, онежане и кемляне, как народ све­дущий в деле и с малолетства к нему привыкший".

В истории Онежского края во второй половине 18 века значитель­ную роль сыграл английский купец Уильям Гом. Вот какую оценку дает Богословский его деятельности: "Обширны были коммерческие дела Гома, продолжавшиеся целых двадцать лет; но и велико, и до сей поры еще слиш­ком памятно и чувствительно зло, какое оставили деяния этого человека для всего поморского края, и особенно для судостроения. С тех пор про­шло уже более семидесяти лет, но время не могло и надолго не в состоя­нии будет пополнить опустошения в лесах поонежских. Северная сосна в 60 лет годна лишь на дрова; в 100 лет - дает строевой лес, и только в 190, 200 и 300 лет получает размеры корабельного дерева, годного в набор и на мачты"; "... операции Гома расстроили и разорили судостроение и мо­реходство поморов, преобразив последних из истовых моряков в дровосе­ков, пильщиков и валовых работников"; "Всякий мужичок из внутренних губерний заменит помора на суше; но мореход - не легко заменим - к морю надо приучаться с детства".

О судоверфях и предприятиях Гома рассказывается в буклете "Раз­витие лесопиления в Онеге", изданном в Онеге в 1991 г.

"На судоверфях Гома каждый год выстраивалось на продажу иност­ранцам до 16 купеческих кораблей" - писал в путевых заметках по Северу Петр Челищев. Дневник Челищева был издан в 1886 году под названием "Путешествие по Северу России в 1791 году".

Отрывки из этой книги напечатаны в альманахах "Соловецкое море" (2001, № 1). Один из них - "Описание промыслов уездного и приморс­кого города Онеги". Челищев пишет, что для звериного и рыбного про­мысла из города Онеги отправляется каждый год до 20 купеческих судов на берега Северного океана близ Колы и в Кандалакшскую губу, а также на Грумант и к Новой Земле. "Самый оного города богатый первой гиль­дии купец Иван Михайлович Дьяков каждый год собственных своих для звериного и рыбного промысла на Мурманский берег и прочие помянутые места и к Шпицбергену отправляет от четырех больших лодий и кочмаров. Один год отведывал он ловить китов, ... голландскими инструментами...".

Но больше всего пишет Петр Челищев о страшном наследии Гома,   свидетелем   которого  он  был  в  Онеге:   "Содрогнуться  должно,увидев, сколько сей зловредный бродяга в 15 лет начудодеял".

Еще книга, написанная в XIX веке, на которую часто ссылаются ис­торики, это книга писателя этнографа Сергея Максимова "Год на Севе­ре", изданная в 1859 году.

Книга Максимова была переиздана в Архангельске в 1984 году. Ав­тор очень увлекательно описывает свое путешествие по Архангельской губернии, рассказывает о жизни поморов, их нравах и обычаях. Например, побывав в с. Малошуйка Онежского уезда, он описал свадебный обряд. Пишет он о поморских промыслах, в некоторых он сам принимал участие; так, с пурнемскими рыбаками он охотился на белух.

В книге рассказывается об уездном городе Онеге, об основании Кре­стного монастыря на Кий-острове, о Кийском рейде, куда с Онежских за­водов доставляли доски, плоскодонные суда, называемые романовками. "Романовки", - пишет автор, - "это те же лодьи, только с некоторыми незна­чительными особенностями...! Прежде в Подпорожье строили лодьи, но теперь, как говорят, и не думают. Редкий из порожских не умеет строить романовок по аляповатым, бестолковым чертежам".

О корабельных мастерах Максимов пишет, что при постройке судов они руководствовались только навыком и чутьем потомственных судостро­ителей. Вот как описывает он разметку лодьи: "... мастер намечает на полу мелом, на песке палкой чертеж судна и вымеривает тут же его размеры" -и далее в книге идет подробное описание составления чертежа.

В книге Максимов упоминает следующие типы поморских судов: лодьи, кочмары, шняки, раньшины, карбасы, лодки-осинки, стружок, пау-зики, шитики, плоты. Среди привозных он отмечает: барки, полубарки, ка­юки, обласы, завозни, паузики. К "новоманерным" относит: шхуны, шлю­пы, лихтеры (баржи), гальясы, каюки и романовки.

О лодьях, кочах, раньшинах, различных видах карбасов можно про­читать в очерке Константина Бадигина "Русские северные мореходы", который вошел в книгу "Путь на Грумант", (книга издана в 1953 г.).

В главе "Корабелы северных морей" рассказывается, как строили лодьи, какие инструменты использовались.

Основная идея книги в том, что в процессе освоения Белого моря, а затем и Ледовитого океана, поморами были созданы корабли, пригодные для ледовых плаваний и идеально адаптированные к условиям арктичес­кого мореплавания. И до 17 века кораблям поморов, именно в ледовых плаваниях, не было равных.

Бадигин утверждает, что уже в конце 11 начале 12 века русские мо­реходы вышли в Ледовитый океан, открыли Новую Землю, Грумант, и дру­гие неизвестные берега намного раньше европейских мореплавателей.

В книге приводятся интересные сравнения поморских и загранич-ных судов 15-16 веков: "Русская морская лодья тех веков могла взять на борт 200-300 тонн груза. Крупнейший корабль Христофора Колумба имел водоизмещение около 100 тонн, то есть, вдвое-втрое меньше лодьи. "Свя­той Антоний" Магеллана мог поднять 120 тонн.,. Суда голландской север­ной экспедиции Баренца не превышали 200 тонн".

Автор ссылается на запись в "Летописце Соловецком" за 1429- 1833г., которая свидетельствует о зарождении судостроения именно в наших кра­ях: "Имеются сведения, относящиеся к 1440 году, о том, что монахи Соло­вецкого монастыря покупали суда, необходимые им для связи с берегом, промыслов и других нужд, у жителей Онежской округи Подпорожской во­лости и Сумского посада. Обстоятельство это заставляет остановиться на историческом сказании о новгородцах, приходивших в Онегу, и справед­ливо наводит на заключение, что судостроение на Онежском побережье существовало издавна и что новгородцы были первыми, положившими это­му начало на берегах Белого моря".

Одно из последних исследований в области поморского судострое­ния книга "История северорусского судостроения" Г.Е.Дубровина, А.В. Окорокова, В.Ф.Старкова, П.Ю.Черносвитова, изданная в Санкт-Петер­бурге в 2001 году. Книга написана на основе археологических данных, эт­нографических материалов, исследований археологизированных остатков мореходных плавсредств, найденных в Арктике. В книге много иллюстра­ций, схем, таблиц, статистических данных. Например, парусный флот в Онежском уезде в 1909 г. состоял из 68 судов.

В главе "Поморское судостроение по этнографическим материалам" подробно описаны лодки Онежского берега из деревень Тамицы, Андозе-ра, г. Онеги и других, рассказывается о технологии их изготовления.

А как сегодня строят лодки, можно узнать из книги Б.Кузнецова "Не всяк с уменьем, всяк с ученьем", изданной в Архангельске в 2001 г. В книге описывается изготовление осиновой лодки или осиновки; издание содержит много рисунков и схем.

Наши краеведы, Владимир Боровой, Леонид Харлин, Геннадий Де-рягин, Александр Ульянов, Виктор Киселев много писали о поморском судостроении.

Из статьи А.Ульянова "Онега - полное адмиралтейство" (газ. Советс­кая Онега, 1991, 20 июня) можно узнать о том, что: "Слава онежских кора­белов в конце 17 века распространилась настолько широко, что Петр I, ... посылает в Усть-Онегу своего стольника Ивлева для набора опытных мас­теров".

Л.Харлин и Г.Дерягин в книге "Старая Онега" рассказывают о закате кораблестроения в Онеге: "К началу 20 века строительство судов на онеж­ских корабельных верфях продолжалось эпизодически - кораблестроениепереместилось в крупные промышленные центры. Прекращению корабле­строения ... способствовало мелководье Онежского порта, а попрание права частной собственности положило конец кораблестроению в Онеге навсег­да. Судовладельцы и кораблестроители после революции репрессирова­лись в первую очередь, облагались непосильными контрибуциями, а суда их стояли на приколе и гнили".

Бикулова Л. Р. библиограф Онежской ЦБС.

Аннотированный перечень

к докладу Л.Р.Бикуловой имен судостроителей, судопромышленников (судовладельцев) и других деятелей судостроения в Онежском уезде.

Акулов Трофим - крестьянин с. Кушерека, владел клипером "Святой Николай", построенный там же в 1892 г., управлял сам. Анисимов Дмитрий - см. Савин В.А.

Ауров Андрей Михайлов - крестьянин с. Малошуйка, владел клипером "Святой Николай" (с. Малошуйка 1892г. постройки), управлял сам.

Ауров Иван Васильев - с. Малошуйка, владел шхуной "Святой Николай", постро­енной в с. Малошуйка в 1885 г., управлял сам, и яхтой "Святой Николай" (1895 г. постройки), управлял шкипер.

Ауров Николай Иванов - крестьянин с. Малошуйка, владел шхуной "Святой Нико­лай", построенной в с. Малошуйка в 1885 г., управлял сам, и яхтой "Святой Нико­лай" (1895 г. постройки), управлял шкипер.

Афонин Павел Григорьевич - крестьянин с. Кушерека, владел шхуной "Святой Николай", построенной там же в 1884 г., управлял сам.

Афонин Федор - крестьянин с. Кушерека, владел клипером "Святой Николай", построенным там же в 1894 г., управлял сам.

Базанов Степан Захаров - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Святой Иоанн", построенным в с. Нименьга 1883 г., управлял сам.

Багаев Федор Григорьев - кормщик, владел трехмачтовой лодьёй "Святой Нико­лай" (20 ласт), перевозившей богомольцев на Соловки. Судно построено в Куше-реке в 1862 г.

Бачин Михаил Иванович - крестьянин с. Кушерека, прораб на стройке судна "Пер­сей" (1916-1919 гг.), на Онежской судоверфи.

Борисов Федор - построил в Подпорожье в 1857 г. лодью "Святой Георгий Побе­доносец" ( 16 ласт), для П.А.Медведевой.

Варзугин Григорий Павлов - из с. Унежма, владел яхтой "Мария", построенной в Онежской уезде в 1890 г., управлял сам.

Варзугин Иван Кириллов - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Святой Зо-сима", построенным там же в 1895 г., управлял сам.

Варзугин Михаил Павлов - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Забава", построенным там же в 1891 г., управлял сам.Варзугин Филипп - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Забава", построен­ным там же в 1893 г., управлял сам.

Великанов Михаила Васильев - шкипер из онежских крестьян. Морскому делу специально не обучался, но в море ходил 20 лет. На лодье "Святой Николай Чудот­ворец" перевозил богомольцев на Соловки (1857). Судно построено в Подпоро­жье Андреем Курицыным в 1843 г.

Верещагина Агафья Максимова - из д. Нименьга, владела шхуной "Святой Ми­хаил", построенной в г. Архангельске в 1869 г.

Голубин Василий Федоров - из онежских крестьян, перевозил богомольцев на Соловки (1857) на лодье "Святой Иоанн Богослов". Морскому делу не обучался, в море с 29 лет. Судно (11 ласт) в 1843 году построил в Подпорожье самостоятель­но. В 1844 г. построил в Подпорожье лодью "Святой Николай" для СамсоноваА.П.; в 1852 г. построил в г. Онега лодью "Святой Николай Чудотворец", для Похвалиной С.А. В 1862 г. построил в с. Наумовское двухмачтовую шхуну "Святой Иоанн Бого­слов".

Гом Уильям - английский предприниматель. В 1757 году основал на Мезени и Онеге три судостроительные верфи, но более известен как основатель (1760) и владелец верфи в Архангельске,-на Быку, получивший название Гомовская. Гостев Василий Федорович - судостроитель, уроженец д. Нименьга, руководил постройкой судов "Андромеда", "Вега", "Персей", и др. Двадцать лет работал на частных верфях в Норвегии.

Демьянов Тимофей Андреев - крестьянин с. Малошуйка, владел клипером "Свя­той Николай" (с. Нименьга 1895 г.), управлял сам.

Дубленый - онежский судопромышленник из онежских крестьян. Его верфь на реке Онега существовала в течение 20 лет (1790-1810). Сведений о построенных на ней судах не сохранилось, известно лишь, что в последний год ее существова­ния владелец сам построил на ней два гукора.

Дьяков Петр - судопромышленник, в 1797 году владел верфью в Онеге. Дьячков Василий Иванович - крестьянин с. Тамица, владел яхтой "Св. Надежда" (д. Наумовская 1886 г.), управлял сам.

Епифанов Матвей Андреев - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Святой Николай", построенным там же в 1886 г., управлял сам.

Ермолин Влас - судопромышленник из крестьян Кемского уезда. В 1790-1810 годах владел верфью на Онеге.

Ефтюков Григорий Егоров - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Святой Ни­колай", построенным там же в 1895 г., управлял сам.

ЕфТюков Егор Андреев - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Святой Нико­лай", построенным там же в 1894 г., управлял сам.

Заболотнов Степан Ефимов - крестьянин с. Малошуйка, владел клипером "Свя­той Николай", построенным там же в 1890 г., управлял сам. Захаров Николай Алексеев - крестьянин с. Ворзогоры, владел клипером "Святой Николай" (с. Нименьга 1884 г.), управлял сам.

Калинин Василий Иванов - крестьянин с. Кушерека, владел клипером "Пр. Зоси-ма", построенном там же в 1885 г., управлял сам.

Комаров Иван - судопромышленник, в конце XVIII века владел верфью на побере­жье Онежской губы.


 

Копреев Козьма Егоров - онежский мещанин, имел лодьюс"Святой Николай", по­строенную в 1847 г. при Онежском порте, перевозил богомольцев на Соловки;;(1861 -1863).

Кнюдцев Оскар - колонист с Мурманского берега,  владел яхтой "Малошуйка" (с. Малошуйка 1888 г.), приписанной к Онежскому порту. Управлял шкипер. Кузнецов Григорий - крестьянин с. Малошуйка, владел клипером "Святой Нико­лай", построенным там же в 1887 г., управлял сам.

Куколев Иван Михайлович - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Святой Ни­колай", построенным там же в 1894 г.. управлял сам.

Курицын Андрей - в 1843 году построил лодью "Святой Николай Чудотворец" (11 ласт) в Подпорожье.

Кучин Панкратий Тихонов - из с. Кушерека, владел шхуной "Святой Николай", построенной в Онежском уезде в 1894 г., управлял сам.

Кучин Степан Григорьевич - штурман, уроженец с. Кушерека, руководил строи­тельством судна "Персей". Ларионов Георгий - см. Савин Д.П.

Леонтьев Петр Семенов - крестьянин с. Тамица, жил в г. Онеге, владел шхуной "Св. Предтечи" (с. Кушерека 1893 г.), управлял шкипер.

Львов Ефрем - сын Львова, владел лодьей "Святой Георгий Победоносец". Суд­ном (16 ласт), построенным в Подпорожье в 1857 году Федором Борисовым, уп­равлял мещанин г. Онега Федор Рассказов. На лодье перевозил богомольцев на Соловки ( 1857 г.).

Мелихов Степан Григорьев - крестьянин с. Ворзогоры, жил в г. Онеге, владел клипером "Святой Николай" (г. Онега 1893 г.), управлял сам. Михалев - судопромышленник из крестьян. В 1734 году владел верфью на Онеге, строил на ней гукоры и другие транспортные суда.

Могучий Епимах Васильевич - уроженец д. Кушерека, рыбопромышленник, ку-пец-факторист Мурманского берега. Владел судном "Андромеда", построенном в с. Малошуйка в 1911 г., и "Персей" (1916-1919 гг.) на Онежской судоверфи под руководством В.Ф.Гостева и С.Г.Кучина. После революции 1917 г. эмигрировал в Норвегию.

Овчинников Александр Аксентьев- крестьянин с. Кушерека, владел кли­пером "Святой Николай", построенным там же в 1888 г., управлял сам. Овчинников Леонтий Гаврилов - крестьянин с. Кушерека, владел шхуной "Свя­той Николай", построенной там же в 1889 г., управлял сам.

Панфилов Федор Матвеев - крестьянин с. Кушерека, владел яхтой "Святой Иоанн" (с. Кушерека 1877-1890) и шхуной "Гафарь" (1895), управлял сам. Патракеев Иван Григорьевич - крестьянин с. Кушерека, владел клипером "Свя­той Николай", построенным там же в 1891 г., управлял сам.

Пахомов Петр Исаков - из г. Онега, владел шхуной "Пр. Зосима" построенной в г. Онега в 1879 г. и яхтой "Заря" (1894г.), управлял сам, его шхуной "Полярная" (1895 г.), управлял шкипер.

Поспелов Федор Евдокимов - крестьянин с. Ворзогоры, владел клипером "Ма­рия", построенном в с. Малошуйка в 1879 г., управлял сам. Похвалина Степанида Андреева - владела лодьей "Святой Николай Чудотворец"

в 1852 г. получила ее от онежского мещанина Петра Иванова Рассказова. Судно (12 ласт) построено в 1852 г. в г. Онега крестьянином Василием Голубиным. На лодье перевозили богомольцев на Соловки (1857г.). Судном управлял мещанин г. Онега Андрей Салауров. Морскому делу он специально не обучался, но в море ходил 20 лет. Рассказов Василий Евлампиев - мещанин г. Онеги, владел яхтой "На­дежда", построенной там же в 1881 г., управлял сам. Рассказов Петр Евлампиев - штурман из г.Онега, владел клипером "Пр. Зосима и Савватий" (с. Кушерека 1882 г.). Рассказов Петр Иванов - см. Похвалина С.А.

Рассказов Федор - мещанин г. Онега, перевозил богомольцев на Солов­ки (1857) на лодье "Святой Георгий Победоносец". Судно принадлежало П.А.Медведевой. Специального образования Рассказов не имел, но зани­мался морским делом 15 лет.

Романов Давид - крестьянин с. Кушерека, владел яхтой "Святой Нико­лай", построенной там же в 1852 г., управлял сам.

Савин Василий - построил в Подпорожье лодью (11 ласт) "Святые Изоси-ма и Савватий" для Львова Е.; в 1852 г. - лодью "Святой Николай Чудотво­рец" (16 ласт), для сына.

Савин Василий Афанасьев - владел лодьей "Преподобные Изосима и Сав­ватий" (16 ласт), им же построенной в Подпорожье в 1852 г. Управлял суд­ном ворзогорский крестьянин Дмитрий Анисимов. Морскому делу не обу­чался, но в море ходил 20 лет.

Савин Данила Петров - владел кочмарой (12 ласт), построенной в селе Чижиково в 1857 г. Георгием Ларионовым. Названия кочмара не имела. Он ходил в море 9 лет. Теории морского дела не обучался. Судно перево­зило богомольцев на Соловки (1857).

Савин Николай Васильев - владел лодьей "Святой Николай Чудотворец" (16 ласт), построенной в 1852 г. в Подпорожье его отцом Василием Сави­ным. Н.Савин в море ходил три года. Морскому делу специально не обу­чался.

Савин Козьма - см. Самсонова А.П. Салауров Андрей - см. Похвалина С.А.

Самсонов Архип Петров - владел лодьей "Святой Николай" (11 ласт), по­строенной в 1844 г. в Подпорожье Василием Голубиным. Лодья перевози­ла богомольцев на Соловки (1857). Шкипера не было, управлял судном крестьянин Козьма Савин. Морскому делу не обучался, но в море ходил 20 лет.

Сидорова Анастасия Киприанова - крестьянка из г. Онега, владела ях­той "Голубка" (г. Онега 1890 г.), и клипером "Зосима" (г. Онега 1873 г.), управлял шкипер.Ташлыков Степан Гаврилов - крестьянин с. Малошуйка, владел яхтой "Святой Николай", построенной там же в 1888 г., управлял сам. Тюрдеев Алексей Михеев - крестьянин с. Унежма, жил в г. Онега, владел яхтой "Святой Николай" (г. Онега 1892 г.), управлял сам. Ульянов Иона Иванов - кормщик-хозяин трехмачтовом кочмары "Святой Николай" (7 ласт), построена в 1862 г. в с. Унежма.

Ульянов Козьма Иванов - крестьянин с. Унежма, владел клипером "Свя­той Николай", построенным там же в 1885 г., управлял сам. Ульяновы Никифор и Иона - из с. Унежма, унаследовали яхту "Село Унеж­ма", построенную в Онежском уезде в 1890 г., управляли сами. Ушаков Илья Алексеев - крестьянин с. Нименьга, владел яхтой "Святой Николай", построенной там же в 1887 г., управлял сам. Феклистов Иван Николаев - кормщик-хозяин трехмачтовой лодьи "Свя­той Николай" (20 ласт), построена в 1862 г. в с. Кушерека. Хабаров Гавриил Прохоров - крестьянин с. Малошуйка, владел шхуной "Святой Иоанн Предтечи", построенной там же в 1879 г., управлял сам. Хабаров Иван Алексеев - крестьянин с. Малошуйка, владел шхуной "Рос­сия" (с. Колежма 1876 г.), управлял сам.

Хохлин Федор Степанов - из с. Кушерека, владел шхуной "Святой Нико­лай", построенной в Онежском уезде в 1858 г., управлял сам. Хохлина Анна Гаврилова - жена шкипера с. Кушерека, владела клипе­ром "Святой Николай" (с. Кушерека 1892 г.).

Хохлина Екатерина Григорьева - жена шкипера Кушерецкой волости, жила в г. Онега, владела клипером "Святой Николай" (с.Кушерека 1890 г.). Хохлина Татьяна Федорова - крестьянка с. Кушерека, владела шхуной "Святой Николай", построенной там же в 1880 г., управляла сама. Шабалин Иван Филипов - крестьянин д. Юдмозеро, владел клипером "На­дежда мой Бог" (с.Нименьга 1895), управлял сам.

Шайтанов Василий Николаев - крестьянин с. Малошуйка, владел клипе­ром "Святой Николай" (Мурман 1895 г.), управлял сам. Шилов Василий Иванов - шкипер из г. Онега, владел клипером "Святой Николай" (с. Кушерека 1884 г.).


 

Опыт реконструкции традиционных шитик и карбас

Интерес к реконструкции деревянных плавсредств возник при изучении прошлого края и желания испытать себя в роли путешествую­щего средневекового паломника. Поселок По-досиновец, где находится Подосиновский крае­ведческий музей, расположен на реке Юг, являющийся частью древнего водного пути между реками Вятка, Ветлуга (притоки Камы и Волги) и Се­верной Двиной. По летописям известно, что в конце 14 века берега Юга приютили новгородского беглеца боярина Анафаила Никитина. В 15 веке весенний полноводный Юг нес к Устюгу и в двинские земли насады вятс­кой вольницы, грабившие волости и погосты.

Со второй половины 16 века земли по реке Юг постепенно втягива­ются в торговые отношения со странами Западной Европы через Холмого-ры и Архангельск. По таможенным книгам Устюга Великого 17 века на реке Пушме, притоке Юга, известна пристань Исады около д. Подволочье (Серкино), куда зимним путем доставлялись вятские товары, сплавляемые по весне на "лодейках", "байдарках", "барках" в Устюг и Архангельск.

В 1815 г. Никольский купец I гильдии Грибанов переносит свои ам­бары с Серкинской пристани на правый берег р. Юг чуть ниже устья р. Пушмы. В 19 веке Подосиновская пристань одна из крупнейших на Евро­пейском Севере России - пятьдесят барок, двадцать четыре каюка, два плота с грузом на сумму 1.214.607 руб. отправлены в 1847 году. "Построй­ки судов производятся не в дальнем расстоянии от пристани по реке Пуш-ме и на устье оной." (Вол. губ. вед. № 30, 1852 год).

При анализе грузоподъемности речных судов по сведениям тамо­женных книг 17 века, по описаниям и документам 19 века, можно разде­лить суда на три основные группы: барки для перевозки груза - плоскодон­ные, большой грузоподъемности (до 500 тонн), сплавляемые только по те­чению; каюки для перевозки груза и пассажиров - килевые, гребные с па­русом использовались как вниз по течению, так и против течения; карбасы и лодки - промысловые хозяйственные суда малой грузоподъемности, на них применялись кроме весел шпринтовые паруса. Строительством боль­ших судов занимались сезонные артели из крестьян. Так для постройки барки артели из 5 человек требовалось 60 дней (март, апрель), чтобы сшить

каюк нужно 5 человек, карбас и лодку делал один мастер. За постройку барки и каюка в середине 19 века платили по 15 рублей серебром каждо­му работнику, за карбас - 8 рублей серебром одному мастеру, за лодку - 3 рубля серебром. (Вол. губ. вед. № 30, 1852 год).

Сейчас в нашей местности уже нет мастеров-лодочников, имен их не помнят и путанно рассказывают технологию изготовления лодок. На Северной Двине есть живущие мастера, не забывшие свое мастерство. В Нижней Тойме - Юрий Павлович Назарьин, в верхней Уфтюге - братья Нем-диновы.

В процессе практики строительства деревянных судов никогда не ставилась задача сделать точную копию, да это почти не возможно. Ос­новная цель - это при минимуме затраченных сил и доступности дешевого материала создать подобие древних лодок, не уступающих аналогам в безопасности, грузоподъемности и скорости.

В 2000 году было принято решение построить судно, которое могло бы своими размерами произвести впечатление на современников, и в то же время реально использовано. Выбрали печорский каюк, поднимающий до 2 тысяч пудов (32 тонны), с минимальными размерами 12 м длины, 4 м ширины. Внешний вид каюка 17 века с гравюры Мейерберга, изобразив­шего общий вид Великого Устьюга, напоминает большую лодку с остры­ми приподнятыми носом и кормой, с длинным кормовым веслом, прямым парусом. Каюк с фотографии нижего­родца Максима Дмитриева конца 19 века уже с обрезной кормой и руле­вым устройством. Казенка с двускат­ной крышей все также расположена за мачтой к корме, парус прямой.

За 2 месяца 2000 года и за ме­сяц 2001 года каюк был построен и спущен на воду. При постройке ис­пользовались: обрезная дюймовая доска "шестиметровка" (борта и казен­ка) и "пятидесятка" для шпангоутов, карлингсов (продольные связи) и бим­сов (поперечныесвязи).Оснастка:шесть пятиметровых гребных весел, одно шестиметровое кормовое, пря­мой парус 6X4 метра. Средняя ско­рость по течению при работе веслами 6-7 км/ч, под парусом до 10 км. в час.

Осадка при экипаже 18 человек равна 50 см. На каюке Архангел Михаил совершено путешествие по маршруту: п. Подосиновец - Красноборск.

В 2002 году было построено два небольших карбаса "Петр" и "Па­вел" с двумя парами весел и прямым парусом. Технология постройки та­кая же как у каюка - к килю под углом крепится прямой форштевень, кор­ма в виде транца. На карбасах совершено путешествие до Емецка.

В 2004 году построили восьмиметровый карбас "Анфал" на 4 пары весел. Изогнутый форштевень крепится к Т-образному килю при помощи соединения в виде замка и двух болтов. Кроме весел использовали два шпринтовых паруса 3X2 метра и лодочный мотор "Ветерок-8". Расстояние от Подосиновца до Архангельска (около 800 км.) преодолено за 14 дней. Сила парусов при попутном ветре превосходила мотор и весла вместе взя­тые.

Существует исторический пример скорости прохождения Северной Двины. В таможенной книге за 1653 год сбора проплавных пошлин в Гор­ках при устье реки Юга есть запись о том, что "Майя в 10 день вятчана ильинский поп Илья ... с товарищи, всех 11 человек плыли в лотке к соло­вецким чудотворцам молитца". Дошел ли поп Илья до Соловецких остро­вов или только до Архангельска? Неизвестно. Но в той же книге за тот же год существует еще запись: "Июня в 9 день вятчанин поп Илья шел от соловецких чудотворцев вверх к Вятке, с ним 7 богомольцев". Отсюда сле­дует, что паломники на лодках преодолели за 30 дней расстояние около 2000 км. Из них 680 против течения Северной Двины и более 600 км мо­рем. Немногим современным искателям приключений такое путешествие по плечу - пройти от Вятки до Соловков и вернуться обратно.

Можно предложить еще вариант испытаний себя в познании сил и умений наших предков - это постройки и сплав на барке 19 века. Размер барки, строившейся на реке Юг, от 13 до 14 сажен (28-30 м) длиной, от 6 до 7 сажен (13-15 м) шириной, 12-22 четвертей (2,5-4 м) высотой. Для сплава такого судна требовалось 60 человек рабочих. Из них 30 коренных (до Ар­хангельска) и 30 присяды (до Устюга). Описание как строить барку есть частично в Словаре Даля; в журнале "Промышленность", 1863, № 22-24, стр. 222-224; в Трудах экспедиции, снаряженной императорским Вольным Экономическим Обществом, для исследования хлебной торговли и произ­водительности в России, т.1, С-ПБ, 1870, стр. 693-695; Потанин Г.Н., Ни­кольский уезд и его жители,\\ Древняя и новая Россия, 1876, т.З, стр. 136-169.

Директор Подосиновского краеведческого музея Кировская обл. А.П.Пластинин.


 

 

Сказ

о лодейных мастерах из Подпорожья

Пришел дед Веня в гости к соседу Анатолию и смотрит, как тот еловую коко­ру из лесу приволок и топором тешет.

-  Чего это ты, сосед, пенья да коре­
нья из лесу таскаешь и во дворе мусор разводишь?

-  Да вот лодку хочу сшить и на рыбалку съездить, а как лодку сде­
лать - понятия не имею. Но думаю, что ты по старой дружбе поможешь. Уж
больно они у тебя на веслах ходкие, а под мотором, словно чайки летают.
И от покупателей, как вижу, отбоя нет. С верховьев Онеги за твоими лодка­
ми в очередь записываются.

.- Ты, давай, меня не захваливай и словами, словно маслицем, до­рожку не смазывай. Я без них так и быть помогу. Знаю, что топор у тебя в руках, как у моей бабушки веретено, что захочешь, то и сделаешь. Вишь, какой дом для сына отгрохал, одно загляденье. Не дом, а теремок настоя­щий. Ты, однако, не с того места за лодку взялся. Как во всяком деле, от печки танцевать надобно. Любая речная или морская посудина с килевого бревна начинается, а ты со шпангоута, тоже мне, плотник.

Во-вторых, для каких целей она предназначается. Лодки-то они все разные. В заборе рюжу трясти - одна, сплавщикам сваи бить для обоновки - вторая, с неводом по реке и омутам ходить - третья, а ежели от рыбинс-пекции за браконьерский лов семги убегать - другого покроя лодка требу­ется. Тут-то все от шпангоутов и зависит. Они что ребра у животины, какие разведешь, такая посудинка и получится. Если первый носовой пошире поставить - лодка крутобокая получится, но очень устойчивая. Если снизу заузить, а верх развести, как раз и получится, на которой от погони пятки смазывают.

Чего смеешься? Наверняка с умыслом у нас в деревне дом постро­ил. Всем известно, что порожская семга в столицах самолучшим сортом идет. Еще при царе-батюшке заморских гостей потчевали. Да что лодка, мой прадед Иван Рассказов морские суда шил для промысла на самом Груманте. Об этом даже в книгах прописано. На его рукоделии Пашка Ага-питов на Шпицбергене тюленя бил и об этом на скале собственноручно

надпись сделал. Так, мол, и так, а "Был здесь Онежский гражданин Павел . Агапитов. Стоял с 22 июня до 7 июля 1795 года. Морского зверя промыш­лял. Весьма удачно". Вот так, а ты шпангоуты.

Да ежели бы не английский купчишка Гом в Онеге свои элленги для кораблей не построил, то Подпорожье до сего дня гремело бы. К нему наши корабельные мастера и перебрались, а нам досталось только лодки и карбасы шить. Но и без них как в реке, так и в море рыбешки не уловишь. Ну, как и договорились, приезжай из города в следующий выходной, пой­дем в лес килевую елку смотреть, а как лекала готовить и лодку шить, так и быть, подскажу. Ежели хорошая получится, то магарыч с тебя.

Выпили ли они тот магарыч, нам неведомо, но доподлинно известно, что Анатолий Михайлович Уловский превзошел в лодейном деле своего учителя Вениамина Петровича Вересового. А за мастерство при изготов­лении лодок от норвежского купца в подарок целый комплект столярного инструмента получил. Тут и сказу конец.