Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Поиск в интернете
Поиск по сайту
Подписка на рассылку
Фотостудия "Нега"
Статистика по сайту

Hits
26800074
4668

Hosts
1737193
231

Visitors
3094973
574
2

Онежский музей.

История Онежского историко-мемориального музея.

В 1925 г. краеведами–общественниками Н.С. Смирновым, Ф.П. Калининым и их единомышленниками был открыт в городе Онеге, на берегу Белого моря, маленький музей. При музее работал кружок юннатов и техническая станция. Экспозиция: гражданская война, отдел природы. Онега жила трудно, музей ютился в неприспособленных помещениях, в Доме пионеров, располагавшемся в бывшем Свято-Троицком соборе.

Своей задачей в те годы онежские краеведы считали помощь в развитие местных промыслов и производств. Они расспрашивали старожилов и обследовали сами залежи глин, пригодных для производства сурика, точильного камня... директор музея Н.А. Наконечный вместе с пионерами, ходил в пешие и байдарочные походы по Онежскому краю.

. Раздел "мореплавание" показывал модели корпусов кораблей, которые применялись онежскими судостроителями при проектировании и строительстве парусных судов в конце 19 - начале 20 века. Последним парусным кораблём, построенным в Онеге, был «Персей», ставший в СССР первым научно-исследовательским судном (1919 – 1941).

В 1954 г. музей "из-за отсутствия помещений" по решению местных властей был закрыт.

После многолетней борьбы онежских краеведов, в 1968 году Онежский народный музей открылся вновь.

В 1976 г., с комплексом историко–архитектурных памятников на Кий–острове, народный музей был реорганизован в Онежско–Кийский филиал Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея–заповедника. Фондовые предметы музея были поставлены на государственный учёт.

Сам музей тогда располагался в одноэтажном домике на берегу реки Онеги. Экспедиция газеты "Комсомольская правда" под руководством Дмитрия Шпаро и Александра Шумилова искала на побережье полуострова Таймыр следы пропавшей в 1912 году экспедиции знаменитого полярного исследователя Владимира Александровича Русанова и судна "Геркулес". Капитаном в той навсегда пропавшей в Карском море экспедиции был онежанин Александр Степанович Кучин.

Александру было всего 23 года, но он уже успел блистательно окончить школу в Онеге, Архангельское торгово-мореходное училище по специальности штурмана, изучить основы океанографии в Норвегии, в г. Берген у профессора Хеланда-Хансена. Как специалиста и подающего большие надежды молодого учёного Александра включили в состав экспедиции Руала Амундсена. Экспедиция должна была покорить Северный полюс, поэтому норвежское правительство требовало, чтобы в её составе были только норвежцы, но для Кучина было сделано исключение. Александр провёл океанографические исследования в водах, омывающих Антарктиду. По возвращении в Россию Кучин ищет приложение своим знаниям. Только трагический финал экспедиции на судне "Геркулес" прервал его путь...

В 1987 г. филиал Соловецкого государственного историко–архитектурного и природного музея–заповедника стал филиалом Архангельского областного краеведческого музея.

В 1988 г. Онежский музей, в связи с 100-летием полярного капитана и исследователя А.С. Кучина, получил статус историко–мемориального музея, оставаясь при этом филиалом Архангельского областного краеведческого музея. К этому времени в музейный комплекс вошли: восстановленный дом семьи Кучиных и здание бывшего Свято – Троицкого собора, переоборудованное под фондохранилище и выставочный зал.

Первую морскую выставку в "Доме Кучина" спроектировал и осуществил сотрудник СГИАПМЗ С.В. Морозов. Выставка открылась в дни празднования 100-летия Кучина. Накрапывал мелкий дождик, мемориальную доску на здании музея торжественно открывали Шпаро и Шумилов, через переводчика говорила норвежка Пирья Саариниеми (директор музея в норвежском городе Вардэ). Курсанты Архангельского мореходного училища (до революции Торгово-мореходного училища) посетили музей, возложили цветы к мемориальной доске.

Онежский музей, получив большие помещения под фондохранилище, начал активную собирательскую работу. У музея была своя деревянная лодка, на ней, вместе со студентами, были обследованы деревни по берегам Белого моря, собрано большое количество экспонатов. Совместно с Соловецким музеем и краеведческим музеем г. Архангельска была организована и проведена передвижная выставка «Мардинская старина» (годовой круг крестьянских праздников и будней). Основной тематикой сбора коллекциё для Дома-музея Кучина стала морская.

В конце 1990-ых годов было решено передать здание музея (бывшего собора) церкви. Для этого руководство города Онеги и Онежского района в лице Главы МО Александра Леонидовича Варакина взяло на себя обязательства по содержанию и переселению музея. В 2001 году Онежский музей был изъят из оперативного управления Архангельского областного краеведческого музея и передан в собственность МО "Город Онега и Онежский район", принято решение о восстановлении кирпичного 2-х этажного здания (бывшее родильное отделение больницы) для передачи его музею. На переоборудование здания была выделена значительная сумма денег из муниципального бюджета. Здание собора передано церкви. В результате этого вопрос, который остаётся нерешённым на постсовецком пространстве России, был решён легко и к обоюдному согласию музея и церкви.

Музей ведёт работы по научному комплектованию фондов, изучает историю Онежского края, выявляет и собирает предметы, связанные с жизнью и деятельностью онежан. Музей сохраняет и изучает собранные предметы. Создаёт временные и передвижные выставки, выпускает литературу об истории края. Проводит занятия, лекции, экскурсии. Особое место в этой работе занимает мемориальная экспозиция «А.С. Кучин полярный капитан и исследователь».

В 2008 году, к 120-летию А.С. Кучина, разработан и начал осуществлятся проект «История северного мореплавания как ресурс для развития культурно-познавательного туризма в Архангельской области». Главными партнёрами по проекту явились администрации коммуны Гамвик (Норвегия) и МО «Онежский муниципальный район".

Александр  Степанович  Кучин                                                                                                                                                                                                                                                                                             

   Отец Александра Кучина ходил капитаном на судне, брал сына с собой. В 1903 году 15-летнего Александра после успешного окончания трёхклассного училища в Онеге отправили на зиму в Тромсё с целью изучения норвежского языка.

Осенью 1904 года Александр поступил в Архангельское торгово-мореходное училище. В 1905 году началась революция, в её событиях принимал участие и Александр. Он писал: «Однажды мы шли с красным флагом и встретили толпу, в которой были полицейские и пьяные, нанятые губернатором. Они начали бить маленьких мальчиков, которые были с нами. Началась драка. Мне поранили ногу». Кучин участвовал в политической жизни: «Но работу в незаконных революционных организациях я должен прекратить, потому что не согласен с тактикой социал-демократов относительно «парламента». Живя в Норвегии Кучин вместе с товарищами работал в типографии, где выпускали революционную литературу, помогавший им Эгеде-Ниссен писал о Кучине в своих воспоминаниях: «Никогда я не видел, чтобы кто-то трудился с таким упорством. Он не отдохнёт, пока не закончит работу».

Зимой 1906/07 и 1907/08 Александр продолжал учиться в Архангельском училище. В 1908 работал на норвежском промысловом судне в районе острова Йан-Майен. Хорошо зная норвежский язык Александрсоставил словарь, который был издан в 1907 году под названием «Малый русско-норвежский словарь» тиражом 500 экземпляров в издательстве «Помор» в Вардё. Кумирами Александра были Фритьоф Нансен и Отто Свердруп.

Весной 1909 г. Кучин окончил мореходное училище с золотой медалью. Уехал в Норвегию. Познакомился с профессором Бьёрном Хелландом-Хансеном, и осенью получил место ассистента на биологической станции, которую возглавлял Хелланд-Хансен. Кучин хотел исследовать северные моря, помочь развитию рыболовства в России. В свободное время он занимался самообразованием, читая специальную литературу на немецком и английском языках. Два знаменитых норвежских полярных исследователя с которыми был знаком и работал Александр Степанович Кучин в 1909 – 1911 гг.

Фритьоф Нансен (1861-1930) норвежский исследователь Арктики, иностранный почетный член Петербургской академии наук (1898). В 1888 первым пересек Гренландию на лыжах, в 1893-96 руководил экспедицией на «Фраме» по достижению Северного полюса, совершил переход, по движущимся льдам, с санями и каяками до Земли Франца Иосифа.

Руальд Амундсен (1872-1928) норвежский полярный путешественник и исследователь. Первым прошел Северо-Западным проходом на судне «Йоа» от Гренландии к Аляске, вдоль побережья Северной Америки (1903-1906). Руководил экспедицией в Антарктику на судне «Фрам» (1910-1912).

В феврале 1910 года Хелланд-Хансен рекомендовал его Руальду Амундсену в состав экспедиции на «Фраме». Контракт с Амундсеном был подписан 14 марта 1910 года. Он должен был отправиться в плавание в качестве океанографа и разнорабочего: «Обязуется выполнять любую работу».

В самом начале экспедиции её цель изменилась, вместо Северного полюса и Ледовитого океана – Южный полюс. Кучин писал: «Эта новость поразила всех нас. Никто об этом не подозревал…. Моя первая мысль была о родителях. Что ждёт их дома? Все мои планы на будущее рухнули разом. Но моё уныние быстро прошло. Я словно опьянел. Новые мысли, новые планы, также далёкие от прежних, как Южный полюс, от Северного».

Александр на борту «Фрама» занимался гидрографическими исследованиями. Кучин много беседовал с Амундсеном. Амундсен сказал Кучину, что поход к Южному полюсу необходим для того, чтобы получить деньги для запланированного плавания в Арктике. «Фрам» вёл исследования на юге Атлантического океана между Южной Америкой и Африкой. Фридтьоф Нансен в письме к капитану «Фрама» Нильсену писал: «Я с нетерпением жду сообщений о том, что вы наработали за время плавания к Африке через Атлантический океан. Ваши материалы вызовут небывалый интерес, поскольку это совершенно иной мир, который вы, так сказать, открыли».

После прихода «Фрама» в Буэнос-Айрес в сентябре 1911 года Кучин решил вернуться в Норвегию. Было взято 1000 проб воды, три ящика с планктоном и метеорологические записи. Кучин писал: «Но если спросят, почему я, здоровый и довольный, покидаю «Фрам» и разрываю контракт с дядюшкой Руальдом, которого мы зовём капитан Амундсен? На этот вопрос нелегко ответить. Это нечто чисто психологическое. Порой недовольство тем или иным, для чего здесь на борту предостаточно поводов, желание другой, более ответственной работы, тоска по культурной жизни. Письма, которые приходят от моих родителей. Они ждут меня, мать больна. Всё это гложет меня. Я часто думал о Руальде Амундсене. Если бы он был на борту, я бы не оставил «Фрам». Но приходится общаться другими людьми. Когда я услышал, что Нёдтведт увольняется, все мои желания проснулись с новой силой, и я решил пойти к Нильсену. Думаю, он почти обрадовался, когда я сказал, что хочу покинуть «Фрам».

Научные данные были обработаны Кучиным и поступили в архив экспедиции.

По возвращении в Россию Кучин поступил в экспедицию Владимира Русанова. Александр считал: «Это будет интересное испытание сил и ворота в будущее. В будущем я ищу себе не славы и почёта, а только полезной и продуктивной работы. Я хочу, чтобы Ледовитый океан, Белое море, Карское море стали полем моей деятельности. А сейчас, думаю, будет экзамен, крещение».